Сочинения, пародии, юмористические рассказы
Главная страница Обратная связь
логин     пароль          Регистрация | Сброс пароля

Рассказы
Смех без правил
Похождения
Фантастика
Города и люди
Крупный юмор



Оглавление

Часть 1
Часть 1

Часть 2
Часть 2

Часть 3
Часть 3

Часть 4
Часть 4

Часть 5
Часть 5



   
Подраздел: Контрасты Венесуэлы

Часть 3

опубликовано: 16.03.2011

В поисках нужной формы

Президент Уго ЧавесОдин большой человек обещал устроить мне интервью с Чавесом. Но я хотел встретиться с ним как солдат с солдатом: в такой же военной форме, как у него. Поэтому случился у меня бзик: захотелось иметь венесуэльскую военную форму. Бзик, как бзик. Бывают и хуже. В центре Каракоса встречаю солдата 46-го размера:

— Продай, братишка, мне свою форму! Я тебе дам за нее аж 10 долларов! Смеется.

— Не могу! За 10 не могу. Поезжай в Фуэрте Тьене, в военную Академию. Там много солдат. С кем-нибудь договоришься.

Кода я сам был курсантом, мы таким же макаром продавали тельняшки, бушлаты, «гады» (ботинки), а сами скромно ходили в старых. Сажусь на метро и еду на отдаленную окраину Каракоса, в Эль Вале, где расположен военный городок Фуэрте Тьене, окруженный огромным забором и колючей проволокой. Мимо КПП туда-сюда проезжают машины. Солдаты проверяют документы. Мне даже как-то стыдно соваться к ним без мандата. Мимо проходит рядовой афровенесуэлец.

— Солдат! Можно спросить? – начинаю я разговор, как заправский цыган. Афровенесуэлец с любопытством подходит.

— Мне нужна такая форма, как у тебя! Продай! Я тебе дам пять долларов. Солдат задумался. Почесал репу. Посмотрел в голубое бездонное небо. Посчитал что-то в уме. Наконец выдавил.

— Там, на территории училища, вдали, за стадионом, есть военный магазин, где ты сам можешь купить себе военное снаряжение. Если есть разрешение.

— Проведешь меня внутрь?

— Без проблем, приятель. Двадцать боливаров.

Он поговорил с часовыми, сидящими на КПП, пришел к соглашению, и через минуту мы уже бодро маршировали по территории воинской части. Мимо нас по асфальту прогромыхал взвод курсантов в полной боевой выкладке.

— Ехать далеко, поэтому лучше поймать машину. Я тебе покажу, куда ехать, – сказал солдат Себастьян.

Мы подошли к стоянке автомашин и Себа, как я его просто стал называть, быстро договорился с водителем. Мы ехали минут двадцать по ухоженному военному городку мимо учебных корпусов, аллей и парков, больших ангаров, огороженных колючей проволокой.

— А что это за дома? – спрашивал я с нескрываемым любопытством дальнего провинциального родственника, оказавшегося в столице.

— Вон там – казармы курсантов, а там – солдаты живут, вот домат офицеров, – охотно пояснял мне мой проводник. – А в этих корпусах танкисты учатся.

— Ого! У вас тут и танк есть? – удивился я.

— Почему – танк? – обиделся солдат за свою Отчизну. – У нас много танков. Вон, за горами – полигон, там их до фига. Там и самолеты есть!

— Да ты гонишь, амиго!

Мы приехали в магазин. Но мне не везло. Магазин в этот день не работал. Я чуть не заплакал от досады. Заплатить 20 боливаров и остаться, мягко говоря, с носом! — У нас тут есть еще дно место, где можно добыть форму, – успокоил мня Себастьян. – Типа склад-мастерская. Прямо, потом налево и снова прямо.

Там обмундирование военным по фигуре подгоняют. Ты можешь туда сходить. Может, там что-то подберешь. Только я не смогу тебя проводить, – он посмотрел на часы – мне в наряд заступать. Склад охранять.

А вас, Мешков, я попрошу задержаться!

Гвардия ВенесуэлыЯ зачарованно бродил по военному городку, наблюдая неспешную военную жизнь. Здесь было все: магазины и примитивные уличные фитнес-центры, открытые бассейны, где плескалась счастливая военная детвора и взрослые, парикмахерские и кафе, школы для детей военных и служащих, жилые дома и казармы, полигоны и склады горюче-смазочных материалов, гаражи и ангары для боевой техники. Был даже свой ипподром, где девушки-курсанты в этот день сдавали зачет по кавалерийской подготовке, демонстрируя курбеты, троп, мах, шанже, кантер, травес, курцгалоп.

Целый час я с восторгом любовался искусством выездки. Я уже забыл о ничтожной меркантильной цели своей прихода, как вдруг неожиданно наткнулся на то, что искал. Это было небольшое, пахнущее обувным магазином, помещение, цейгауз, заваленный военной формой. Одна женщина строчила на машинке, подгоняя фору под нужные размеры, пришивая нашивки, другая принимала заказы. В помещение заходили курсанты, солдаты, старшины, офицеры, забирали заказы, и выходили восвояси.

— Мне нужна форма моего размера! – заявил я решительно. Женщины встревожено посмотрели на меня, как на лазутчика.

— Я же по-честному, – пояснил я, – Я заплачу, ежели что:

— Зачем вам форма? – спросила приемщица, оглядывая стоящего перед ней ледащего, бледного, небритого старичка (Ну, меня, то есть).

— Вы что не знаете? Колумбийцы перешли границу у реки! – неловко пошутил я. По-моему, им было по фигу, зачем мне форма. Женщина, пожав плечами, покопалась в шкафу и вытащила самый нижний комплект. Достала его из целлофанового пакета и приложила к моим костистым плечам зеленый мундир. Он пришелся в пору мне. Я прикинул штаны. Штаны пришлось немного ушить в бедрах.

— Мне бы еще нашивки, – сказал я, краснея от своей наглости.

— Выбирайте! – безразлично сказала приемщица, кивая на прилавок.

Я предпочел нашивку «Национальная Гвардия Венесуэлы» и надпись на кармане «Meshkov». Женщина быстро набрала мою фамилию на компьютере, и машинка сама стала выстрачивать мою фамилию на нашивке. Форма обошлась мне в 120 боливаров. И в тот самый момент, когда, расплатившись с добрым венесуэлками, я протянул руки за предметом своей мечты, за спиной весенним громом погрохотало:

— Документы! (Индетификасьен!)

В дверях стоял патруль: сержант и два солдата. Я дрожащими руками протянул сержанту паспорт. Он долго изучал мой паспорт, потом спрятал его в карман.

— Один здесь? (Соло?) – спросил он, пристально вчитываясь в мое левое плечо.

— Да! – ответил я обреченно, поняв, что, как всегда, прокололся на мелочи. Я плохо продумал свой туалет, собираясь на военную базу Венесуэлы. Я был одет в майку без рукавов, а на левом плече предательски красовалась игривая наколка «Hollywood. Los Angeles. USA», нелепое последствие моего пребывания в Америке.

— Вам придется пройти с нами!

— Я член парламента, – неожиданно от страха заявил я.

— Разберемся:

Выходя из помещения, я бросил прощальный, исполненный беспросветной безысходности, взгляд на свою новенькую, пахнущую складом, форму с надписью National Guard. Meshkov.

Не имей сто рублей, а имей друга-адмирала.

ГвардейцыВенесуэльский военный патруль по-человечески понять можно. Ходит по территории военной части какой-то бледный, хитроватый крендель с наколкой «USA» на плече, расспрашивает всех о вооруженных силах, да еще и военное снаряжение Венесуэлы скупает. Не по-людски это. С другой стороны и меня можно понять. Если на территорию военной академии так просто попасть, то почему я должен себе в этом отказывать. В общем, мы оба по-своему правы. Так думал я, пока меня этапировали в караулку. Я шел, гордо подняв голову, как легендарный Орленок. Мысль моя лихорадочно работала. Я, конечно же, не думал, что меня ведут так вот сразу на расстрел, но мерзкий холодок в штанах я все-таки ощущал. Когда мы, наконец, пришли в какое-то одноэтажное помещение, я неожиданно для себя произвел перегруппировку мыслей и перешел в решительное контрнаступление.

— А знаете ли вы, сержант, что еще вчера я выступал в вашем Парламенте? – я протянул ему визитную карточку Аделя Ель Лабайяра, председателя комиссии по топливной энергетике, с которым я давеча познакомился в парламенте. – Мне аплодировали стоя! – добавил я с пафосом и показал, как мне аплодировали стоя. Сержант насторожился, внимательно изучая визитную карточку. Все-таки, молодец я, что храню визитки ВИПов у себя в кармашке сумочки.

— С вашего позволения, я сейчас позвоню своему другу, адмиралу Бичо, командующему высшей военно-морской академией, и вы потрудитесь объяснить ему, за что я задержан.

Я протянул ему визитку адмирала и стал театрально, преувеличенно нервно, набирать номер на мобильном, который, (МТС его задери!), в Венесуэле вообще не работал. — Угомонись, приятель, – успокоил меня, потрясенный общественным положением моих друзей, сержант, осторожно забирая мобильный из моих рук. – Выясним пару вопросов и, если ты ничего не нарушил, через десять минут уйдешь. – Он стал звонить куда-то, что-то быстро и взволнованно говорить, с выражением зачитывать мой паспорт. После чего, торжественно, как цеховой парторг членский билет, вручил его мне, и сказал.

— Пойдем, покажешь, через какое КПП ты прошел.

— Думаешь, я помню? – (Ага! Сейчас тебе! Русские своих не сдают, запомни, венесуэлец!!!!)

Сержант проводи меня на склад, где я забрал СВОЮ форму рядового национальной гвардии Венесуэлы и проводил меня за рубеж высшей военной академии. В душе моей играли гимны. Мне снова захотелось в Парламент, пожать всем руки. И хотя сержант прятал руку, я все-таки, чуть ли не насильно, поймал ее и с чувством, пожал.

— Вива Венесуэла! – воскликнул я, искренне гордясь тем, что вложил в военно-промышленный комплекс Венесуэлы 300 евро.

— Никогда, слышишь, никогда не надевай эту форму в Венесуэле! – крикнул мне на прощание сержант. После демобилизации, я раз и навсегда перестал исполнять приказания офицеров, сержантов и старшин. Но не выполнение этого приказа венесуэльского сержанта мне дорого обойдется.

далее


 


Оставить комментарий

Ваше имя:
Текст сообщения:
(2500 символов),
HTML теги не пройдут
Защита от спама    7+3=




© 2007-2018 гг. Задворки русской души. Сочинения, пародии, юмористические рассказы.

Рассказы

Аномалия
Вызов "на дом"
Необычное меню

Города и люди

Турецкие записки
Я приехал в Голливуд
Контрасты Венесуэлы

Крупный юмор

ZOPA - фантастика
Странник - роман
Звездная Заря

Разное

Шутки про Сбербанк
Приколы из жизни
Опыт общения с ДПС