Сочинения, пародии, юмористические рассказы
Главная страница Обратная связь
логин     пароль          Регистрация | Сброс пароля

Рассказы
Смех без правил
Похождения
Фантастика
Города и люди
Крупный юмор



Оглавление

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6


   
Подраздел: Куба – моя любовь !

Глава 2

опубликовано: 04.03.2011

Кубинки из глубинки

Поздним январским утром, истекая потом, изнывая от жары, я, с вещами, вышел на автовокзал, чтобы продолжить свой путь. На меня, как мухи на гуано, набросились многочисленные таксисты и частники. Как с богатенького иностранца они ломили с меня немыслимые цены, надеясь обеспечить этой поездкой себе безбедную старость и пышные похороны. Неожиданно один из водителей, худой, усатый малый, похожий на Дон Кихота, предложил мне ехать за цену автобусного билета. Правда, набилось в «копейку» пятеро пассажиров.

Остановился я в маленькой деревеньке неподалеку от городка Сиего де Авила. Чернокожая баба, лет сорока пяти, в ветхом лифчике и желтых линялых рейтузах времен Карибского кризиса, развешивает на крыше постиранное белье. Увидев меня, ничуть не смутилась своих не очень гламурных одежд, оживилась, расплылась в щербатой улыбке, машет призывно мне рукой:
– Иди ко мне, красавчик! Нам будет хорошо! – мы оба от души смеемся, понимая, что это шутка. (Но, кстати, а почему бы и нет?) Я подумал: а в нашей российской глубинке, могла бы русская баба так утонченно пошутить со мной? Я пью кубинское пиво в уличной деревенской пивнушке. Проходящие мимо деревенские девчата пожирают меня глазами. Белый в деревне сегодня только я. Одна из них, черная-пречерная Памела Андерсон, 46 калибра, с худеньким, трехлетним мальчиком подсаживается ко мне.
– Купи мне пива, амиго. А сыну шоколадку.
Сына зовут Мыкола. Девушку зовут Эстер. Эстер – гаитянка. Муж ее сгинул в неизвестность год назад.
– У нас почти все бабы разведенные, потому что мужики – говно! – говорит она с презрение. – Я могу сделать тебе такое, чего ты никогда не испытывал, – говорит она уверенно и загадочно без всякого логического перехода. Я прожил большую противоречивую жизнь, и мне казалось, я уже все видел.
– Двадцать песо. – добавила Эстер.
Проклятое журналистское любопытство! Ну, никак не дает оно мне покоя ни светлым днем, ни темной ночью! Что вытворит со мной сейчас эта прекрасная, иссиня черная колдунья?

Тайна кубинской страсти.

(лирическое отступление)

Честно говорю: я ехал на Кубу не в секс-тур. Но избежать секса в этой стране может только неисправимый кастрат. Кубинские женщины вам этого просто не позволят. Стоит вам задержать свой взгляд на девушке, она тут же встрепенется, как сеттер при виде утки, заиграет всем своим ладным телом, подмигнет вам, запросто подойдет, и как старая знакомая, скажет.
– Какое у тебя красивое тело! Какая у тебя чудная кожа! Ты мне очень нравишься! Хочешь быть моим чико?
И пусть они, проказницы, грубо льстят, «вешают лапшу на уши», но это самая прекрасная лапша, в которой даже не чувствуется фальши. Они предлагают близость искренне, без традиционных европейских церемоний: букетов фиалок, сонетов и песен под балконом, похода в Мак-Дональдс, трепета первого поцелуя. Понятно, что они рассматривают меня, почтенного, богатого, по их меркам, господина, как возможность хоть как-то поправить дырки в семейном бюджете. Но многие идут на это и бескорыстно, радости для. Секс – главная нравственно-эстетическая доминанта кубинки. Они тщательно следят за своей папайей (так на кубе в шутку называют женское причинное место) ежедневно выбривая ее вручную до блеска. Нигде и никогда я не ощущал себя более желанным и сильным. Сюда надо направлять на принудительное лечение многотысячную армию начинающих российских импотентов. Кубинские девчата их вылечат, вернут им веру в себя и восстановят производительную национальную силу во имя возрождения России. Куба это не Содом и не Гоморра. Кубинцы безгрешны, поскольку не ведают греха. Для них секс, это – образ жизни. Они святы, поскольку совокупляются со светлой радостью. Это единственная отрада в их многотрудной жизни. Театр простому кубинцу не доступен. По «ящику» только политика и немного спорта. Секс – это великая и прекрасная объединительная кубинская национальная идея.

Новое слово в науке любви

Мы шли с Эстер и с маленьким Мыколой вниз, по узкой деревенской улочке, уложенной булыжником, сопровождаемые завистливыми взглядами десятка несчастных кубинок, оставшихся без моей ласки и денег. Эстер привела меня в каменную хижину, более похожую на маленький хлев. Единственная комната перегорожена цветастым покрывалом. Пахнет рыбой, сырой пепельницей и гниющей тряпкой. Эстер застелила шаткий одр чистой простынею. Мыколу усадила за стол, дала ему карандаш и кусок газеты «Гранма», наказала сидеть тихо и ушла в душ. Я, сняв свои ризы, лежал в тревожном ожидании невиданного сексуального таинства. Эстер вернулась, запеленатая в полотенце. Ее формы были совершенны. Овал ее иссиня-черного лица был безупречен, как яйцо Фаберже.
– Выпей вот это, – протянула она мне глиняную литровую ендову с мутной жидкостью.
– Не буду, – наотрез отказался я.
– Боишься, что отравлю? Смотри! – ухмыльнулась она и сделала пару мощных шумных стограммовых глотков из чаши. – Выпей, если хочешь полетать со мной.
Я сделал несколько глотков и, чуть было, не исторг на одр завтрак и обед.
– Все хорошо, все отлично… – приговаривала Эстер, поглаживая меня по чреслам. В голове зазвучал хор ангелов, по жилам разлилась теплая истома. Эстер, словно избушка, повернулась ко мне таким образом, что ее папайя оказалась перед моим лицом, и стала шептать какие-то заклинания над моими чреслами. Словно легкий теплый ветерок касался моей плоти. Она ласкала меня своим шепотом. Немного, правда, смущала непосредственная близость папайи, но я старался не думать об этом. Вдруг, когда я уже почти был наверху блаженства, как гром среди ясного неба, раздался противный крик Мыколы: «Мамо!». Эстер выскочила стремительной черной пумой, с гневом отчитала маленького кайфолома и через секунду вернулась снова. Пришлось снова выпить зловонного зелья. То, что она практиковала, я бы квалифицировал, как вербально-тактильный секс. Она возбуждала не то дыханием, не то легким касанием. Я восстал удрученный, но обновленный, и расплатился с ней без сожаления.
– У тебя нет какой-нибудь майки ли джинсов? А то у нас тут вообще нет никакой одежды. – спросила она, с любовью поглаживая денюжку. Я подарил ей майку. Пусть здесь, в кубинской глубинке, красуется на прекрасной женской груди название далекой русской газеты.

Веселится и гуляет весь народ

Я постепенно продвигался к моему другу в Сантяго де Куба, останавливаясь в маленьких городках. Городок – Бьямо, вставший на моем пути, по нашем меркам – районный центр. Он, несмотря на некоторую кажущуюся захудалость – столица провинции Гранма, той самой, откуда началась великая Кубинская революция. Я легко нашел комнату для ночлега всего за 20 песо, без кондиционера, с холодным душем. Правда, апартаменты располагались рядом со скотным двором, откуда доносились предсмертные крики свиней.
Как-то после сиесты, я вышел со двора. В одном из узких переулков пела и плясала местные парубки да девчата. Завидев меня, они, словно цыгане, радостно взревели, как если бы я забил гол, и бросились обнимать меня, как брата. Баямки, словно русалки в омут, затащили меня во двор, понудили меня танцевать. Пацаны налили какой-то гадости в стакан, и стали требовать, чтобы я выпил.
– У Хосе день рождения! – показывали они на худенького негритенка, лет пятнадцати, – выпей за его здоровье. Таков закон.
Одна шустрая, кудрявая чаровница мулатка, сверкая очами, пылко схватила меня за руку:
– Пошли, амиго, я тебе мой дом покажу!
Мы, нагнувшись, пролезли в низкую нишу, вошли в небольшой внутренний дворик, поднялись по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж. На минуту какое-то неприятное предчувствие охватило меня и тут же отпустило. Куда я прусь? Зачем мне смотреть какой-то дом? Проклятое журналистское любопытство! Всегда оно подставляет меня. Мужики! Никогда! Слышите? Никогда не ходите смотреть дом с молоденькими мулатками!

Берегись бледный мэн, коварства юной Кармен

– Вот это моя комната! – сказала девушка, закрывая за собой двери на засов. Со двора слышались звуки зажигательного танца. Девушка вдруг стала подпевать, энергично дрыгая бедрами, элегантно сбрасывая с себя немногочисленные одежды: шорты майку, трусы. Я в панике суетливо пытался открыть засов, но девушка тянула меня за руки, танцуя со мною ламбаду в одиночку. Она, смеясь, наступала на меня своей папайей, недвусмысленно тыча мне в нос презервативом.
– Ты это…. прекрати, крошка, – вырывался я от нее. Открыв, наконец-то засов, я позорно бежал с поля боя, спотыкаясь и матерясь. Во дворе, за столиком, сидел, развалившись, чернокожий громила с выпученными глазами, похожий на Надежду Константиновну Крупскую, только черную. Перед ним стояла бутылка рома. Второй мужик, помельче, стоял рядом.
– Ола! (привет.- исп.)- приветствовал я их мимоходом и, попытался, незаметно прошмыгнуть мимо.
– Постой! – остановил меня рукой за майку мелкий мачо.
– Сигар мне не надо. – предупредил я.
– Садись! – сказал мрачно Крупский. Я благоразумно последовал его приглашению.
– Соледад еще нет восемнадцати. – грустно заметил он, раскуривая душистую сигару.
– Ничего! – успокоил я его, – будет еще. Кстати, кто он, этот твой Соледад?
– Это та девушка, с которой ты только что переспал. – сказал он, и добавил со значением: – Она моя сестра.
– Сестра-а-а-а-а? – протянул я, – Хочу тебя успокоить: она осталась невинной. Видит Бог, у нас ничего не было.
– Слушай сюда, беложопый! – отчего-то вдруг рассвирепел брат Соледад, стукнув по столу. – Если хочешь уйти отсюда целым, плати сто песо!
– Сто? За что? – рявкнул я тихонько, – За дерьмовый приватный танец?
– Мой дядя работает в полиции! Понял? – продолжал свирепствовать Соледадин брат, – И когда он придет сюда, то составит протокол, а мы будем свидетелями. И ты сядешь на двадцать лет.
– Зови дядю! – сказал я, хотя не очень хотел его видеть, – Пусть делают экспертизу. А я позвоню консулу и своему адвокату.
Я достал свой разряженный мобильник, и стал беспорядочно тыкать пальцем по кнопкам. В это время спустилась маленькая коварная стерва Соледад. Она бесстыдно села напротив меня.
– Хорошо! – согласился брат, с интересом разглядывая мой мобильник – семдесят песо и разойдемся, как друзья.
Сошлись на тридцати, как настоящие, закадычные амигос. Он даже налил мне рому, а коварная Соледад проводила до дому. Друзья мои! Будьте осторожны! Они там все родственники! У них семейный бинес!

далее


 


Оставить комментарий

Ваше имя:
Текст сообщения:
(2500 символов),
HTML теги не пройдут
Защита от спама    7+5=




© 2007-2018 гг. Задворки русской души. Сочинения, пародии, юмористические рассказы.

Рассказы

Аномалия
Вызов "на дом"
Необычное меню

Города и люди

Турецкие записки
Я приехал в Голливуд
Контрасты Венесуэлы

Крупный юмор

ZOPA - фантастика
Странник - роман
Звездная Заря

Разное

Шутки про Сбербанк
Приколы из жизни
Опыт общения с ДПС