Сочинения, пародии, юмористические рассказы
Главная страница Обратная связь
логин     пароль          Регистрация | Сброс пароля

Рассказы
Смех без правил
Похождения
Фантастика
Города и люди
Крупный юмор



Оглавление

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5


   
Подраздел: Нелегалы в Испании

Часть 2

опубликовано: 09.11.2008

В маленьких комнатках по два человека. Меня поселили с болгарином Андреем. Собственно, он не такой уж и Андрей. При рождении его назвали – Айпан. Он родился в мусульманской семье. Но в 1981 году Тодор Живков решил всех мусульман в массовом порядке назвать «нормальными» христианскими именами. Так Айпан стал Андреем. В Болгарии он работал сначала у себя в Ловеке барменом, потом в Пловдиве на маленьком пивоваренном заводе. Но вскоре пришла перестройка, у болгар кончились деньги и они перестали пить пиво. Завод прикрыли, а Андрей поехал искать счастья за моря. Правда у него безвизовый въезд в Испанию и он здесь на законном основании, в отличие от меня.
В первую же ночь, в соседних апартаментах случилась драка. Морроканец Али, слегка обкурившись, стал качать права своему соседу, венесуэльцу Габриэлю. Его утешали три латиноса при помощи капоэйры. На следующий день на Али настучали начальству и он был с шумом выдворен из ночлежки. Один день он провел под крышей. Это был не его день. И не мой. Потому что кто-то из бедолаг спер сумку с DVD-дисками, подаренными мне лауреатами Порно-фестиваля. Интересно, на чем они будут это смотреть, побирушки?
Cлужащие приюта, заносчивые, пузатые дядьки, относятся к нам, безродным лимитчикам, свысока, примерно, как москвичи к таджикам. Мы, заискивающе улыбаясь, с поклоном приветствуем их. Разве только гузно не лижем. Перед уходом, мы наводим идеальный порядок, тщательно заправляем койки, моем полы. Я два раза перемывал, как салабон: Луиса, дежурного по корпусу, не устраивало мое усердие. В приюте нас кормят два раза в день: завтрак и обед. Я не знаю, как называется блюдо, которое я вкушал три дня подряд, но ингредиенты я вычислил. В нем было: вермишель, капуста, картошка, морковка, дыня, зеленый горошек, и маленький, с мизинец младенца, кусочек мяса. Но многие обитатели рады и такому угощению. Не у каждого были деньги на ветчину.
Последний гурман убирает столовую. По закону подлости я всегда оказываюсь последним. Я обычно поглощаю пищу задумчиво, (Впрочем, как и эвакуирую) смакуя, фиксируя в памяти ее вкус, чтобы когда-нибудь, в один из голодных, зимних вечеров, воскресить гастрономические воспоминания. Мы с марокканцем Мустафой, таким же «тормозом» как и я, вытираем столы, подметаем помещение и выносим мусор в контейнер, стоящий в ста метрах от корпуса. После уборки Мустафа, между делом, предлагает мне купить немного «дури» для настроения. Я вежливо отказываюсь. На том и расстаемся.
Подобная мягкая иммиграционная политика существует в Греции и в Южной Корее. Там за просроченные визы не бросают в темницы. Всегда можно откупиться. Зато в Англии и Америке с нелегалами не миндальничают. Только за прошлый год бдительные янки пристрелили 500 мексиканских мучачос, пытающихся перейти границу. А сколько их погибло в пустыне, на обходных путях, одному Богу Известно. Конгресс США одобрил закон, предполагающий возведение защитной стены на границе с Мексикой протяженностью 1100 километров, почти, как у китайцев. (У них – 5000 км! Поэтому там давно нет нелегальной иммиграции!) Нелегальный иммигрант в США считается уголовным преступником и его ждет тюрьма.


О! Дайте, дайте мне свободу!

Как ни странно, с тех пор, как я стал ходить с болгарином Андреем на поиски работы, полицейские стали с настойчивой регулярностью проверять у меня документы. А дело в том, что Андрей, заросший по уши черной щетиной, со сверкающими очами, был страсть как похож на всех террористов одновременно, портреты которых когда-либо публиковались в средствах массовой информации. Полицейские проверяли в первую очередь его, а заодно и меня, но претензий по поводу просроченной визы ко мне не предъявляли. Это дело эмиграционных служб.
Поиск работы результатов не давал. В основном я «пробивал» строительные организации. Каждый хозяин первым делом спрашивал меня «экстранхерию», муниципальную регистрацию по-нашему, «пермисо резиденсиа» – вид на жительство, и еще «пермисо траваха» – разрешение на работу. А где я им эту «экстранхерию» найду, если я никого пока тут не знаю. Те, кто приезжает к своим ушлым родственникам, ранее закрепившимся здесь, делают этот документ в течении недели. К тому же, в Испании требуются в основном девушки: квартиру убирать, за детишками приглядывать, и еще на консумацию (клиентов на бухало разводить). Мой болгарский друг Андрей вскоре устроился на стройку, у него было разрешение. А я остался один в своих творческих поисках. Два дня я ходил на «невольничий рынок» на Плаца дель Торо (Площадь Быка). Это похоже на рынок гастербайтеров на Ярославке. С 6 часов утра мы топтались в ожидании трудового счастья. Что может быть лучше для рабочего человека, чем найти работу! Но от моей худосочной фигуры работодатели шарахались, как от черта, даже не спросив, на что я мастер. (Дело в том, что я ничего не умею делать, поэтому полагал, что с такой квалификацией, могу пригодиться только на стройке, поднести чего-нибудь). Я сполна ощутил на себе испанскую неприязнь к гастербайтерам. Здесь к простому русскому пареньку относились так, как москвичи к молдаванину или таджику. В отчаянии, являюсь сдаваться в полицию Альмерии. Дежурный в голубой форме вопросительно смотрит на меня из-за стойки, как бармен, ожидающий заказа.
– Я из России, – не без гордости признаюсь я, – Мне необходимо политическое убежище! Осило политико! Ферштейн? Меня преследуют в России, зарплата низкая, житья нет от африканцев, геноцид, короче!
Полицейский, как мне кажется, сочувственно кивает головой. Потом звонит кому-то по телефону. Через минут сорок ко мне вышел пожилой человек, понимающий по-английски. Ре сказал:
– У нас маленький городок, сеньор. Мы не даем политического убежища. Поезжайте в Мадрид!
Вечером венесуэлец Габриэль прочитал в газете объявление, что требуется помощник в бар. Великодушно предлагает мне этот вариант. Сам он уже работает на строительстве отеля. Ранним утром бегу туда, чтобы никто не опередил. Первый вопрос хозяина, усатого толстяка: как у меня с испанским. Никак. Разговор закончен.
– Хочешь найти русских – иди в СССР! – посоветовал мне Педро, бармен из бара «Монсаррет», когда я уже потерял надежду найти русичей в чужой земле. – Они там собираются!
– СССР уже давно не существует, – с ностальгической грустью разочаровал я его, едва сдерживая слезы, в отчаянии сжимая кулаки. – Распался наш СССР!
– Да нет же! Работает! Вот тебе адрес! – и Хорхе чиркнул мне адресок русского бара с гордым названием «СССР».

Back In the USSR!

«СССР» находится на улице Padre Mendes. Девочки за стойкой Виктория и Оля обрадовались новому русскому клиенту, как учитель зарплате. По телеку – Верка Сердючка, из колонок – Шафутинский, «За милых дам», «Таганка»… Россия, короче.
– К вечеру здесь много соберется наших! – обещает хозяйка бара Оля. – Здесь, у нас, как русский клуб.
Рядом – магазин «Каравай». Тут и DVD можно купить с русскими фильмами, и водку, колбасу и селедку. Я почувствовал некоторое облегчение.
– Мы тут все русские, кто говорит по-русски, – философски провозглашает Юра из Донецка, – Нет ни ли Литовца, ни украинца, ни молдаванина.
Ну, блин, прямо, апостол Павел, какой-то! Ага! Поняли, наконец-то, что мы все братья! Для этого надо было в Испанию эмигрировать? Нерьюс из Литвы уже 6 лет попирает испанскую землю. Зарабатывает на хлеб в автомастерской 1500 евро в месяц. Он уже взял кредит без справок о доходах на квартиру за 100 тыс евро.
Другой литовец Виткас, работает в парниках на помидорах. Зарабатывает 36 евро в день. Виткас, в свои тридцать пять успел уже повоевать в Чечне и в Иране. Два ранения. Он посвятил меня в секреты экономики холостого гастербайтера. Она такова:
1000 евро в месяц – зарплата.
130 – плата за квартиру. (Они снимают вдвоем с приятелем за 260).
В 100 евро можно спокойно уложиться на питание себя, любимого.
250-300 евро Виткас позволяет себе безрассудно широко, по-гусарски, прокутить с дамами. А 500 евро можно спокойно откладывать в чулок на спокойную, сытую старость.
Познакомился я в «СССР» с двумя яркими русскими девочками: Наташей и Анжелой из Курска. Они употребляли мороженое за соседним столиком. Наташа убирает квартиры у ленивых испанцев, а Анжела работает няней, а по выходным тоже подрабатывает уборкой квартир. Получается примерно по 500 евро в месяц.
– Мне снимает квартиру мой друг, испанец. А то бы, конечно, моей зарплаты не хватало бы. – здраво рассуждает Наташа.
– Я тоже живу у своего друга. А без поддержки – совсем труба.
Короче, они на содержании у испанским кабальеро. Это все же лучше, чем в публичном доме.

далее


 


Оставить комментарий

Ваше имя:
Текст сообщения:
(2500 символов),
HTML теги не пройдут
Защита от спама    6+8=




© 2007-2018 гг. Задворки русской души. Сочинения, пародии, юмористические рассказы.

Рассказы

Аномалия
Вызов "на дом"
Необычное меню

Города и люди

Турецкие записки
Я приехал в Голливуд
Контрасты Венесуэлы

Крупный юмор

ZOPA - фантастика
Странник - роман
Звездная Заря

Разное

Шутки про Сбербанк
Приколы из жизни
Опыт общения с ДПС