Сочинения, пародии, юмористические рассказы
Главная страница Обратная связь
логин     пароль          Регистрация | Сброс пароля

Рассказы
Смех без правил
Похождения
Фантастика
Города и люди
Крупный юмор



Новинки

[12.12.2014] Bosch: ставка на науку — путь к лидерству
Bosch: ставка на науку — путь к лидерству

[11.12.2014] Стратегий в Украине НЕТ
Стратегий в Украине НЕТ

[11.12.2016] DuPont: химия, которая меняет жизнь
DuPont: химия, которая меняет жизнь



   
Подраздел: Бизнес и финансы

Наседка

опубликовано: 05.09.2011

Просто невозможно не рассказать в какую историю я попал. Ох, эти женщины. Боже мой, боже мой. Мы со старухой уже давно на, пенсии. Как только стали открывать эти кооперативы, она и буркнула: «Надо открыть свое дело», – говорит. Туда помыкала, сюда помыкала и решила. Старина, – говорит, – я поставлю яиц, буду насиживать, а ты будешь дежурным. Я удивился, говорю: бабка, у нас-то курицы нет, так мы на пятом этаже, в однокомнатной. Как же это. А она, мол, для выведения цыплят нужна человеческая температура, я буду насиживать сама. Взяла четыре яйца и подсунула в лифчик под титьки, а по ночам я стал дежурить, чтобы она не раздавила яйца, не мои, конечно.
В общем, не буду рассказывать, какие я муки перенес, стал бессонным, оброс щетиной. Бабка мне говорит: у тебя щетина еще подрастет, можно мне посадить в горшок, будешь кактусом. Боже мой, когда же мне заняться гигиеной? Не успею под утро пару часиков поспать, она меня будит: сбегай в магазин за продуктами, не успею с магазина, она мне – приготовь есть, не успею приготовить есть, займись уборкой, еще не убрал – иди, дежурь, я прилягу, говорит: я устала сидеть, боже мой, она устала непонятно от чего, ведь сидит и за титьки держит всего-то. Вот так двадцать один день и двадцать одну ночь. Я измаялся, устал до смерти и ничего нету. Мы с ней чуть инфаркт не получили, а соседка говорит: не расстраивайтесь, еще два дня надо терпеть. В ночь двадцать второго дня весь подъезд затаив дыхание ждал. В эту проклятую ночь я заметил, как у нее дергается грудь. Слышно было тук-тук. Я тихо разбудил бабку, она встала и как только заметила тикание на груди, так закричала от радости, что я думал конец света, мне кричит: давай, грей воду, болван. Я очумел: говорю: зачем воду греть, ты же не рожаешь, а она: ах, черт, я перепутала. Мы стали так громко суетиться, что прибежали соседи. Они были наготове: весь подъезд знал, весь подъезд ждал.
Не буду вдаваться в мелочи, вылупились два яйца, вышли два цыпленка: один был рахитиком и скончался через десять минут после родов, другого спасли с помощью хлопот наших соседских. Часа два я его просушивал, продувая ртом горячего воздуха как фен. На следующий день нашему единственному дали круто сваренного яйца и она потихоньку переходила на мучное. Хлопот было, дай бог, всего не расскажешь. Стал расти наш цыпленок по дням. Через пару месяцев определили его пол. Он был петушком. Прозвали мы его Кукуриком. Мы с бабкой всю душу клали, чтоб ему, Кукурику нашему было хорошо. Старались, как могли. И вот вымахал он здоровый как гусь, страшненький на вид, этакими страусиными лапками, словно не петух Кукурик, а бык-рогатурик.
Сижу я на диване, курю, прыгнет на спинку дивана, втягивает дым, выпускает дыма изо рта больше чем я.
Вернулся я с магазина, захожу домой, вижу, он стоит в коридоре с таким страшным видом, крылья опустил до пола, ногой дергает, шею вытянул грузно, смотрит на меня и, о боже мой, шепчет хриплым человеческим голосом.:
– Папа, куру.
Я то не понимаю чего он хочет. Стою, глаза вытаращил, смотрю на него и не верю. Он делает шаг на меня, смотрит искоса, одним глазом, злым и повторяет:
– Папа, куру.
Но, слава богу, я догадался, думаю, наверно курить хочет. Поставил сетки на пол, где стоял, достал сигареты и одну протянул ему. Он медленно повернул голову, стал смотреть другим глазом и завопил:
– Папа, прикуру. Но я прикурил, он подошел поближе и говорит:
– Давай клюв-клюв.
Я и поставил сигарету фильтром в клюв. Стою, согнувшись в коридоре, держу сигарету, он сладко вдоволь втягивает дым.
Бабка пришла, хотел пожаловаться. Он, Кукурик тихо подошел ко мне и говорит:
– Папа, будешь стучать, в глаз клюну.
Но вот я устроил улыбку, вернее гримасу, будто говорю о чем-то хорошем, кричу:
– Бабка, наш Кукурик заговорил.
Она мне:
– Болван, он уже вторую неделю мне говорит: мама, кушать хочу.
В общем, что вам голову морочить, обнаглел он, наш Кукурик, до предела. Всех собак и кошек повыгонял со двора. Со мной стал на ты зелепетывать. Другой раз уж такое залелепечет, что язык прикусываю и отвечать не могу.
– Папа, – говорит – если посмотреть в образы не так как ваше поколение по вертикали, а скоса и сбоку, то будто ты молодым не был, дескать, меня не понимаешь.
Ужас все ноги мне поклевал, то я не так сказал, то не так сел, то не так встал, а бабка тычет, тычет меня: иди, покарауль Кукурика, чтоб не обидели. Вот целый день и ходи посматривай за ним, чтоб соседние петушки его не обидели. По вечерам стал поздно приходить, а мы с бабкой и не знаем где его искать. То ему куру-куру подай, то джинсы, то кожик ему надо, то Яву купи, да еще пивом-водкой стал баловаться. Я решил с ним поговорить.
Говорю: Кукурик, ты еще маленький, перестань нас с бабкой мучить. Ты, наконец, приведи себя в порядок. Ты хоть жалей нас, вон сколько помучались пока тебя повыходили таким петухом.
– Батько, – говорит, – во-первых, я не маленький, мне бы пятнадцать курочек подавай сейчас, во-вторых, нравится тебе или нет, я буду делать как. считаю нужным. А если тебе не нравится мой свободный образ, то дверь открыта. Я призадумался, что-то и бабка со мной обращается, знает, Кукурик защитит ее. Стала гонять меня: то вари, то стирай, то убирай. В общем доканали они меня, черти. Я решил уходить. Пошел в дом пристарелых. Они посмотрели на мою рожу и отвечают: тебе, амбал, еще пахать да пахать. Вон какую харю отъел, мол, не доходяга, иди прочь. Я и пошел. Ходил-ходил, познакомился с таким же как я и, слава богу, находим пить, а иногда и есть. Дай бог, все чердаки и брошенные сараи наши, есть где спать. Работаем мы в две смены. До двух часов ищем где что раздобыть, после двух ищем друг друга разузнать кто где что раздобыл. И хоть верь, хоть нет, иногда бывает четверо из семи раздобыли по пузырьку белого и буханку хлеба на всех, тогда наступают выходные: пей да валяйся где душа желает.

 


Оставить комментарий

Ваше имя:
Текст сообщения:
(2500 символов),
HTML теги не пройдут
Защита от спама    4+9=




© 2007-2018 гг. Задворки русской души. Сочинения, пародии, юмористические рассказы.

Рассказы

Аномалия
Вызов "на дом"
Необычное меню

Города и люди

Турецкие записки
Я приехал в Голливуд
Контрасты Венесуэлы

Крупный юмор

ZOPA - фантастика
Странник - роман
Звездная Заря

Разное

Шутки про Сбербанк
Приколы из жизни
Опыт общения с ДПС