Сочинения, пародии, юмористические рассказы
Главная страница Обратная связь
логин     пароль          Регистрация | Сброс пароля

Рассказы
Смех без правил
Похождения
Фантастика
Города и люди
Крупный юмор



Новинки

[30.10.2016] Размер не имеет значения
Размер не имеет значения

[16.10.2016] Секс в уездном городе
Секс в уездном городе

[15.10.2016] Зажигай до ста
Зажигай до ста



   
Подраздел: Секс-просвет

С натуры

опубликовано: 04.03.2011

Натурщица    Ибатьев вышел погулять до ветру. День стоял погожий. Было ведро. Порою теплый ветер с реки колыхал края тисовых навесов над дверями кабачков. В воздухе мелькали носовые платки и потные лбы. Зловонное жаркое дыхание улицы обдало его. Наконец, на набережной, он увидел одинокий стройный силуэт девушки. Она неторопливо прогуливалась по аллее. Ибатьев прибавил шагу и вскоре нагнал ее. Присмотрелся. Девушка была бледна той очаровательной бледностью, которая придает лицам строгость мрамора. Ее мощный стан обтягивала кожаная куртка и легкое платье из сиреневого шифона, украшенного стразами. "Боже! Как она - обворожительна!" - подумал Ибатьев, затаив дыхание. Он набрал в легкие воздуха, словно ловец жемчуга перед погружением, и, прочистив глотку глухим покашливанием, красивым сочным голосом обратился к девушке:
    - Милая девушка! Простите меня, Ради Бога! Не подумайте ничего предрассудительного! Вы не могли бы мне помочь?
    - С удовольствием! - ответила девушка, приветливо улыбаясь, беря его под руку.
    - Тут недалеко, совсем рядом! - словно извиняясь, говорил торопливо Ибатьев.
    - Да, прекратите вы, дружище! Какие могут быть базары! - махнула беззаботно рукой девушка. -Поможем, если надо! Хорошие люди должны помогать друг-другу.
    Они повернулись на сто восемьдесят градусов и пошли домой к Ибатьеву. По узкой лестнице они поднялись на шестнадцатый этаж. В окна струился белесоватый свет. Камин погас, маятник часов ритмично стучал, отсчитывая секунды жизни.
    В начале Ибатьев, согласно неписаным законам гостеприимства, угостил девушку водкой и хлебушком. Некоторое время они молчали. Ибатьев не знал, как тактично перейти к главному вопросу. Наконец, он решительно встряхнул кудлатой головой.
    - Извините, вы... Вы не могли бы раздеться? - словно стесняясь собственного хамства спросил он неожиданно. И густо покраснел. - Я никому не скажу! - пообещал он.
    - Без проблем, приятель! - ответила девушка и споро скинула с себя кожаную куртку и легкое прозрачное платье из сиреневого шифона украшенного стразами.
    - Еще? - Спросила она, вопросительно глядя на оторопевшего Ибатьева.
    - Что вы! Хватит! Хватит пока! - Ибатьев подошел к девушке, легонько потрепал по бедру рукой, затем вдруг бросился к столу и стал что-то торопливо записывать в толстую тетрадь. Девушка, в нетерпении переминаясь с ноги на ногу, стояла посреди комнаты в одних трусиках. Вторых у нее не было. Время от времени Ибатьев, прекращал писать, подбегал к девушке и, пытливо, словно юннат, изучал тело девушки. Потом он снова садился за стол и торопливо записывал что-то.
    - Извините! - говорил Ибатьев. - Я вот так можно вас слегка потревожу. Я так, только легонечко...- и гладил ее руками по чреслам, персям, ланитам, лядвеям и другим интимным местам.
    - Так-так! - сказал, наконец Ибатьев. - Ну-тес! Теперь - продолжим! - он потер ладони, словно хирург-проктолог перед сложной операцией. Обошел девушку кругом, оглядев ее с ног до головы долгим изучающим взглядом, натужно крякнул. И, вдруг, издав какой-то торжествующий, первозданный крик, прыгнул на нее, и, крепко обхватив ее крепкий стан, впился в ее губы жадным поцелуем. Они потеряли равновесие. Девушка, нелепо взбрыкнув крупными ногами, повалилась на диван, на лету обвивая его шею своими шершавыми руками, лихорадочно срывая с него одежды. На пол полетели штаны, рубашка, майка, исподники. Некоторое время они, страстно сопя, перекатывались по дивану словно непримиримые соперники греко-римской борьбы. Неожиданно Ибатьев, оказавшись в партере нижним, прекратил схватку, и юркой ящерицей выскользнул из-под девушки. Он резво подбежал к столу и снова стал что-то лихорадочно записывать.
    - Да что вы там такое записываете? - спросила девушка, тяжело дыша, прикрывая в смущении свои волнующиеся, словно сине море, груди.
    - Вы только не волнуйтесь! - попросил Ибатьев. - Только вы, ради всего святого, не подумайте ничего такого!
    - Да я и не думаю ничего такого!
    - Так! - хорошо! Отлично! - время от времени, отрываясь от тетради, вскрикивал Ибатьев. - Прекрасно! Чудесно! Ай, да Ибатьев! Ай, да сукин сын!
    - Да что вы все там пишите? - воскликнула в нетерпении девушка через час.
    - Постойте! Ничего не надо говорить! - Ибатьев пружинисто подскочил к оторопевшей девушке и, как-то картинно обхватив ее, снова стал тискать в своих крепких объятиях. Девушка слегка постанывала. Ибатьев кряхтел.
    - Не, ну это уже просто издевательство какое-то, - сказала девушка разочарованно, когда Ибатьев в очередной раз бросился к столу что-то писать. - Вы все время что-то там пишите... Хоть, объясните... А то в каком-то неведении держите. Даже неловко, как-то.
    - Да, ерунда! Ничего страшного. - сказал Ибатьев, не прекращая писать. - Понимаете, я - писатель. Я тут одну вещицу пишу. Эротическую. Там есть такая сцена. Там, короче, одна баба к мужику приходит. Вот послушайте: "Ее небольшие острые грудки с розовыми нежными сосцами вызывающе смотрели на него. Он бережно обнял ее и впился своими жадными губами в ее губы страстным жарким поцелуем. Проворные его руки, словно жили самостоятельной жизнью. Они гладили ее жаркое тело, проникая в самые потаенные уголки. Пальцы его ощутили горячие соки..." Ну, и так далее... Вы меня понимаете. И он ее начинает уговаривать, чтобы она осталась е него на ночь. То есть: проще говоря - отдалась ему.
    - Отдалась? - в ужасе воскликнула девушка.
    - Да. Отдалась. Именно - отдалась!
    - Как? Совсем?
    - Совсем, совсем! - подтвердил Ибатьев. - До самого конца. - уточнил он.
    - Ну, а она? - в нетерпении спросила девушка. Кадык ее под пупырчатой кожей заходил ходуном.
    - Ну, что она. Она, как водится, упирается, конечно. Все, как положено. - пояснил со знанием дела Ибатьев.
    - А кричит хоть?
    - Да ну! Зачем же ей кричать? Только постанывает так тихонечко.
    - А почему?
    - Что - почему?
    - Ну, упирается-то - почему?
    - Ну, видимо, у нее принципы такие! - пояснил туманно Ибатьев.
    - Ну, а потом? Потом-то - что? Уговорит он ее все-таки? - девушка жадно сглотнула набежавшую слюну.
    - Да уговорить-то уговорит. - вздохнул Ибатьев. - Да только не вышло у них ничего!
    - А почему?
    - Не вышло и все тут! - засопел обиженно Ибатьев, надевая штаны. - В книжке потом прочитаете - почему! Я уже почти закончил!

  А.Meшкoв

 


Оставить комментарий

Ваше имя:
Текст сообщения:
(2500 символов),
HTML теги не пройдут
Защита от спама    6+7=




© 2007-2018 гг. Задворки русской души. Сочинения, пародии, юмористические рассказы.

Рассказы

Аномалия
Вызов "на дом"
Необычное меню

Города и люди

Турецкие записки
Я приехал в Голливуд
Контрасты Венесуэлы

Крупный юмор

ZOPA - фантастика
Странник - роман
Звездная Заря

Разное

Шутки про Сбербанк
Приколы из жизни
Опыт общения с ДПС