Сочинения, пародии, юмористические рассказы
Главная страница Обратная связь
логин     пароль          Регистрация | Сброс пароля

Рассказы
Смех без правил
Похождения
Фантастика
Города и люди
Крупный юмор



Оглавление

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV


   
Подраздел: Турецкие записки

Часть II

опубликовано: 23.01.2008

    Во всей Турции царит какое-то удивительное спокойствие. Никто никуда не спешит. Все пьют чай. И вдруг я начинаю понимать, постигать истинную причину этого спокойствия. В стране нет пьяных! Нет людей с бодуна! Никто не стреляет друг у друга на пузырь. Нету колдырей, дежурящих особыми тройками возле гастрономов с самого утра. Счастливая страна. Она не знает похмелья. А причина столь непривычного для нас отношения к алкоголю — в поголовной религиозности. Ну и что с того, что это опиум для народа. Зато спокойно и светло.

    О наболевшем. В Турции — туалеты платные. Но зато чисто и уютно. В каждой кабинке — вода. Там не используют старые газеты и журналы, не говоря уж о пипифаксе. Однако в одном из туалетов я все же обнаружил следы пребывания русского человека. Угадайте — какие? Правильно! Именно на стене! Не пойму только — зачем? Из зависти к чистоте что ли?..

    Маленькие турчанки рождаются беленькими. Потом, повзрослев, темнеют, темнеют на глазах… А так — идут черные мама с папой, а на руках беленький малыш. А вообще голубоглазых высоких блондинов среди турок крайне мало! Крайне! Может и есть где один, да его и за турка-то не считают. В семье не без урода!

    Мой друг, Саша, считает в турецком порту военные корабли.
    — Приеду на Родину, скажу: "А я знаю, сколько у турок военных кораблей! Может заплатят. Хоть дорогу окупим".
Я вот думаю, может заодно и турок посчитать. Ходим же по стране… бесцельно как-то… Не будет ли потом мучительно больно?

не знаю где взять деньги в долг под расписку от частного лица быстро

    А вот интересная традиция. Если едешь в автобусе дальнего следования, то тебе на каждой остановке дают омыть руки и лицо каким-то приятным благовонием. Чтобы запах в салоне стоял хороший. Водители автобусов в белых или голубых рубашках, с галстуками. Чтобы в трико и в грязной майке — такого нет. Они похожи на служащих банков, дипломатов. На крутых двухэтажных автобусах — там вообще водители в смокингах. К автобусу они не прикасаются. На каждой станции его окружают механики, заправщики, мойщики и обслуживают по полной программе. По радио всю дорогу поются задорные турецкие частушки, страдания, музыканты играют турецкое фламенко, турецкую барыню, турецкие блюзы. По салону ходит стюард. Разносит чай, кофе, воду, еду, заботливо поправляет кресла. Успокаивает добрым словом, мягкой улыбкой, теплым участливым взглядом, понимающим и прощающим, всепоглощающим… На сиденьях совсем нет матерных слов. Ни русских, ни турецких. Не начертано на них ни "Nirvana", ни тебе "На-на". Поролон не вырван клочьями. И от этого становится почему-то грустно. Ну почему у них так могут???
    У водителя телефон. Ему часто звонят. Но в основном по делу. Выглядит это так:
    — Алло! Мустафа?
    — Я! Мархабат! Саид!
    — Мустафа! Заехай в Бутурлиновку, прихвати двоих пассажиров до Рогачевки!
    — Хорошо, Саид! Как твоя семья?
    — А что с ней станется.
    — А твоя?
    — А у меня, так вообще семьи нет!
    — Ха-ха-ха-хо-ха-ха…. Не забудь нажать на тормоз, когда в Бутурлиновку приедешь! А то будет как в прошлый раз…
    — Спасибо. Эфенда!
    А в голубом безоблачном небе парили гигантские турецкие пичужки, и воздух был полон ароматов рододендрона, сикоморы и чапоралля.

    Нелегкая занесла нас в шикарный отель "Шератон", что в Анталии. Звездочек десять, пятнадцать на вид. 100 этажей, скоростные лифты, горячая вода, раздельный санузел (женский от мужского), кофе — только в постель, больше никуда. Все улыбаются — никто не плачет. Пьяных нет, побирушек тоже.
    Мы докладываем турецкой девушке-вахтерше (reception) о цели нашего неожиданного визита. Девушка по телефону докладывает верхам (те пока еще управляют по-старому) о свалившемся на них счастье общения с нами. Мы ждем. Чтобы как-то замять затянувшиеся часы ожидания, читаем программу развлечений:
    Верхний бар — пианист Victor
    Танцевальный зал — группа Moonlight
    Нижний зал — "Аида" Дж.Верди.
На минуту я прикрываю глаза и проваливаюсь в мягкую приятную бездонную пропасть сознания…
    И тут врывается менеджер, всклокоченный, бабочка съехала на бок, брюки порваны… Глаза горят лихорадочным огнем (говорит по-английски!):
    — Мужики! Ради бога извините, что заставил вас ждать! Лифт не работает! Бегом бежал.. упал на повороте (показывает порватые брюки) Извините! (Пожимает руки.) Я как узнал, что вы приехали — все бросил… Тут у меня просто завал! Отель третий день без музыки и танцев… Пианист Victor запил, в тональность не попадает, группа Moonlight — вообще — пи…сы, под фанеру поют и пляшут. Вчера со сцены упали прямо на столики… Представляете…
    — Ну а "Аида"? — с надеждой спрашивают я.
    — Ой! И не спрашивайте с надеждой! - грустно замахал в каком-то слепом отчаянии менеджер. Задолбала уже эта "Аида"! Ну 10 раз послушать — ну это еще куда ни шло, но когда ежедневно по два раза, в течение года… Вы, музыканты, меня понимаете?.. Когда можете приступить?
    — Да… но…
    — Понял: 100 баксов! В час! Полный пансион! Девочки! Кстати, когда вы в последний раз… Я-то уж и забыл. Все, знаете ли, работа…Работа… Работа…
Да. Плохо быть безработным… Даже в Турции. Хозяев пугает зловещая надпись в моем паспорте: "Employment prohibit!" — а чего ее бояться???

    Загораем на пляже Анталии с другом. На горизонте турецкий авианосец.
Саша задумчиво обращается ко мне.
    — Вот ты — моряк! А скажи мне — у России есть свои авианосцы?
    — Есть! Два! — уверенно отвечают я. - "Адмирал Колчак" и "Контрадмирал Врангель".
Саша восхищенно крутит головой:
    — Ну у тебя и память!
Названия авианосцев, по-видимому, его совершенно не смутили.

    Прожив более сорока лет, я только здесь, в Турции, начал понемногу постигать истинный смысл бытия. Вот, к примеру, я наконец-то постиг, что такое Туркмен! Туркмен — это турецкий человек. Ребята! Учите английский, и все в этой жизни станет понятным и здравым, наполнится инфернальным смыслом!

    Целый день искали работу. Под вечер вернулись в отель. Усталые, злые, голодные. Номер встретил нас уютной домашней чистотой. Постели заправлены, все кругом аккуратно сложено, полотенца и простыни заменены, носки постираны, трусы поглажены, завтрак на столе, вода в ключах, голова на плечах, кровь на рукаве, на дворе - трава, на траве — дрова… И сразу стало как-то теплее на душе. Кто-то заботится о тебе. Кому-то ты очень нужен. Да кому ты на хрен нужен? Здесь!

На пляже загорелый смышленый паренек подбежал и спросил быстро на международном языке:
    — Амбрелла?
Ага! Ехал сюда, терпел нужду и лишения, чтобы под амбреллой лежать! Под амбреллой и дома можно лежать!

    В отеле "Lam" — девушка-вахтерша (reception), увидев меня, была настолько очарована, что напрочь забыла английский язык и, не найдя подходящих слов для ответа, залилась краской стыда и, в отчаянии махнув рукой, убежала прочь. А может быть ее потряс мой английский? Если не он — тогда что?

    Замечаю с удовлетворением, что англичане относятся ко мне с большим почтением - здоровкаются постоянно. Может, в Англии меня читали? Мой друг высказал предположение, что они меня за своего принимают. Но оказалось, что все гораздо лучше, гораздо романтичнее…

    Как-то раз жарким июньским вечером прогуливался я в томительном ожидании лучшей доли по живописному старинному местечку в порту Анталии. Там прямо на улице в одном из кафе возле Old Bazar лабала какая-то негритянская британская. Я сел на траву и предался наслаждению, слушая чудесные блюзы. Внезапно один из сидящих неподалеку в траве парней поднялся и воскликнул, глядя на меня, не то вопросительно, не то утвердительно: "Bryan Adams?!". Я думал, что он прикидывается, и скромно кивнул. Но малый смотрел на меня с таким неподдельным восторгом. Он весь сиял от счастья, залепетал, что у него дома полная коллекция моих пластинок, что ему очень нравится "Everything all right…", что жаль он не взял с собой камеру. В общем, он достал свою визитку и потребовал автограф. И знаете, мне стало неловко… Я не знал, как выйти из такой ситуации. И я ему по честности тогда все и рассказал. Хоть и нелегко дались мне эти откровенности. Однако парень лишь на минутку огорчился, поскольку знал, что я все-таки музыкант. И пригласил поиграть на вечерок в его баре "Helene". Все-таки не верил что я не Adams! Звать того паренька Bestami. А когда мы возвращались домой, другой турецкий меломан, торговавший какими-то национальными деликатесами, окликнул нас, и, когда я оглянулся, он от неожиданности уронил себе на ногу противень и удивленно воскликнул: "Bryan Adams!!!". Мой приятель на этот раз поспешно утвердительно покачал головой, полагая, что Адамсом быть намного полезнее и удобнее. А я тихонько запел строчки из его "Only one thing".
    В отеле я внимательно посмотрел на себя в зеркало и подумал, что турки - замечательный народ, раз они считают, что я столь же красив, как и их кумир Bryan Adams. (А вот за Евгения Кемеровского меня никто не принимал: мордой не вышел!) Теперь я понял природу интереса ко мне со стороны прекрасной мулатки из отеля Sheraton!!! Я же - Bryan Adams! Надо это как-то использовать! Но как?

    В Турции, я заметил, плохо с семечками. Никто не лузгает семечки. На улице, по крайней мере. У нас с этим проще. Всем доступно полузгать семечек. А у них — просто труба с семечками, может, вера не позволяет? А может дома грызут втихаря, впотай, чтобы не отсыпать никому. А так-то чего ж лишать себя радости полузгать семечек в том же кафе вместо чая? Надо поставить вопрос о немедленных крупных поставках партии семечек для турок. Это очень выгодная будет для нас сделка века. Мы возьмем за них — куртками кожаными, кепками и портмоне…

    В отеле "Mond" вечером в фойе собрались жильцы (постояльцы) и смотрят Чемпионат мира по футболу. Немецкая семья (муж, жена и мальчик) и наш сосед-румын Валент. Я возвращаюсь с вечернего моциона, спрашиваю походе:
    — Кто играет?
    — Австрия — Камерун! — отвечает Валент.
    — Так… — я деловито всматриваюсь в игроков. — В какой форме играет Камерун?
    — В зеленой! — невозмутимо отвечает Валент.
    И знаете, никто не засмеялся! Как-то пропустили мимо ушей мой замечательный экспромт! Как-то даже не обратили внимание на то, что игроков Камеруна можно отличить от игроков Австрии даже без формы! Так, не оцененный по достоинству, я с достоинством и покинул помещение.

    Рядом с нашим отелем — школа. Каждое утро оттуда доносятся какие-то команды по мегафону, строевые песни. Все примерно так, как в нашей пионерской организации. И еще дети поют свои турецкие пионерские песни типа "Взвейтесь кострами, синие ночи…". Речевки какие-то… под барабан выполняют какие-то странные упражнения. Дисциплина в школе очень строгая. Все в одинаковой форме. В белых рубашках. Мальчики — в брюках. Девочки — в юбках. И никогда наоборот!
    Вместо звонков там играет каждые полчаса "K Элизе" Л.В.Бетховена. Почему не турецкий марш В.А.Моцарта?

Вот уже неделю мы ходим по Турции в поисках работы. Все менеджеры в отелях, похоже, прячутся от нас. Приходим — менеджер обязательно: "Is busy". Чем? Чем может быть занят этот бездельник? Ну конечно же! Конечно же он, менеджер, в это время надругается над женщинами из обслуживающего персонала! Над уборщицами, кастеляншами, нянечками, вахтершами… Чем же еще может заниматься целыми днями менеджер? Он грубо попирает честь турецких тружениц! Мало того! Он еще и склоняет к интимной близости несовершеннолетних заезжих туристок и развращает отдыхающих миллионерш своими жуткими позами! А для того, чтобы заниматься делом, принимать на работу музыкантов у менеджера не хватает времени! Руки просто не доходят! До баб у него, видите ли, доходят, а до музыкантов — нет! Гнать надо таких менеджеров из Турции поганой метлой! Гнать! В Россию! Пусть там, в России, хлебнут они в полной мере лиха!

    Турция, как я заметил, не самая читающая страна в мире. Есть и почитающее ее. Тут вы не увидите сидящих в автобусе уткнувшихся в книги и газеты мужчин, старающихся не замечать стоящих рядом женщин. Потому они, видимо, и уступают женщинам место, что никуда не денешься. Книг-то нет!
    Книжных магазинов — крайне мало. У нас в этом смысле намного лучше, чем в Турции. У нас на каждом перекрестке или киоск, или книжный лоток. Читай — не хочу! Все равно — читай! Все равно — не хочу! Читай — тебе говорят! И — зачитаешь! Как миленький зачитаешь! А что у них на книжных полках — сейчас скажу: Назым Хикмет, Стивен Кинг, Стивен Сигал, Кинг-Конг, Сигал Кинг, Сигал-Прыгал,.. вот в основном такую литературу читают турки…

    Турки бывают разные: рыжие, черные. Очень черные. Чернявые, смуглые, русые, бывают и высокие блондины с голубыми глазами… Турки порой доходят в длину до 2-х метров и в ширину до 1,5 м. Объем среднего турка до 2 — 3 м. Средний турок может развивать скорость в закрытом помещении до 8 узлов. А в открытом и того больше… В высоту они прыгают не очень как-то…. Слабо в высоту они прыгают. Но зато в длину сигают — будь здоров! Как сиганякнут — только пятки сверкают! Метров пять, если не больше. Без разбегу. С места! А уж если разбегутся в закрытом помещении… Жутко становится, когда представлю себе эту картину: разбегающийся в закрытом помещении турок. Помещение-то закрыто!!! Вот ужас-то! А турок-то не знает, что оно закрыто! И разбегается со всей силы до восьми узлов! Да в двери — шарах со всего маху! Двери вдребезги… Да и турок нуждается в скорой медицинской помощи… Такие вот дела… Ох-охо-хо-хо… Бедная Турция!

    В сущности все люди, как я теперь понял, на Земле — суть одинаковы. Просто у нас они писают в подъездах и какают, а в других странах нет…

    Сижу в кафе в турецком порту. Пью турецкий кофе. (Нашего российского кофе у них тут почти что нигде днем с огнем не сыщещь!) С моря дует легкий ветерок… Ветерок с моря легкий дует… Ветер с моря дул… Ветер с моря дул… Нагонял беду… Нагонял беду… Теперь я наконец-то понял, где черпают свое вдохновение российские композиторы-песенники… В Турции! Да … Видимо не один хит родился здесь, под солнечным небом Анталии…

    Знаете, почему в Турции все телефоны-автоматы стоят на улицах с невырванными телефонными трубками? Потому что у них по закону за порчу государственного имущества можно получить столько, сколько у нас за убийство не дают. У них за порчу телефона-автомата расстрел. Покакал в подъезде — 10 лет без права переписки. Написал — тоже самое, только с правом переписки! Пиши десять лет письма… Заложил ломателя телефонов-автоматов — получи новенький автомобиль "Вольво". Заложил писуна в подъезде — вот тебе новенький автомобиль "Рено". Распишись и катайся!

    В отеле "Falez" менеджер-негр просмотрел видеокассету с нашим музыкальным материалом, потом сказал (говорит по-английски):
    — Ну что ж… Неплохо, неплохо… Ну, а можете вы к примеру что-нибудь слабать из репертуара лауреата Всероссийской премии "Овация" Евгения Кемеровского?
    — Да нет, — отвечаем. — У нас кепки нету.
    — То-то! — удовлетворенно отвечает менеджер. — А из "Блестящих" что-нибудь поете?
Я, понурив голову, глядя искоса, отрицательно покачал головой.
    — Ну а про Буйнова с Шуфутинским я вообще молчу…
    Менеджер явно издевался из-под тишка над нами. Ему нравилось наблюдать за нашей беспомощностью…
    В Турции мало уличных чистильщиков обуви. Прямо на улице сидят сапожники — латают сапоги. Пирожники прямо на улице пекут пироги. Всяк занимается своим делом. Обувь у всех чистая. Для чистильщика не важно, в чем ты обут. Ему важен процесс чистки. Он пригласит тебя, даже если ты бос и гол. Он тебе просто ноги гуталином надраит. Просто так, из любви к ногам.
    Еще в Турции много кафе, столовок, забегаловок, чайных. Кругом в воздухе разносятся ароматы специй, жареного мяса, редко — сала.
В Турции много гор. Я бы сказал больше: в Турции - сплошные горы. Петляет серпантин дороги между этих гор, соединяя города и села… Едешь по Турции, а за окном горы, горы, горы, леса, море и снова горы — бескрайние просторы туретчины. Буйно цветет алыча, ароматный куй, душистый айбюль-пейзак, разбросал краски своих цветов сладкий сыктым-шугай, турецкий копытник, сладкий луговой копытник, перекати поле, Саид-чай, Саид-да-Ханума, хун-хун-мамдуй… В небе курлычат караваны цапель, а долинах мирно пасутся табуны диких ослов (говорят, они здесь не ядовиты!)… Все здесь необычно, непривычно и до неприличия спокойно.

    Интересная у турок жизнь. Наступает вечер, и все мужчины идут в кафе. Там они сидя, пьют чай, болтают с друзьями и смотрят телевизор. Наш-то мужик разве будет в кафе чай пить с друзьями. Представить трудно мне теперь, что кто-то позвонит мне и скажет: "Санек! Пойдем вечером в кабак. Чайку попьем. Телек посмотрим…". Хорош был бы я русский, если бы согласился бы на такое явно турецкое предложение. Телевизор можно посмотреть дома и не сидя, а лежа! В кафе-то койки нету! И потом — все ходят, отвлекают. А потом… Идти куда-то… И этот чай… Im bored to death with Turkish tea!!! Tea — everywere!!! Tea — forever! Fucking Hell!!!
    Женщины Турции — те более домашние. Те дома чай пьют и телевизор смотрят. Это я понимаю. А вот мужиков — не догоняю.

далее


 


Оставить комментарий

Ваше имя:
Текст сообщения:
(2500 символов),
HTML теги не пройдут
Защита от спама    8+3=




© 2007-2018 гг. Задворки русской души. Сочинения, пародии, юмористические рассказы.

Рассказы

Аномалия
Вызов "на дом"
Необычное меню

Города и люди

Турецкие записки
Я приехал в Голливуд
Контрасты Венесуэлы

Крупный юмор

ZOPA - фантастика
Странник - роман
Звездная Заря

Разное

Шутки про Сбербанк
Приколы из жизни
Опыт общения с ДПС