Сочинения, пародии, юмористические рассказы
Главная страница Обратная связь
логин     пароль          Регистрация | Сброс пароля

Рассказы
Смех без правил
Похождения
Фантастика
Города и люди
Крупный юмор



Оглавление

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV


   
Подраздел: Dark side of London

Часть I

опубликовано: 23.01.2008

"Неквалифицированная работа за рубежом: Англия, Португалия, США, Греция, Испания, Италия!" Газеты и журналы пестрят подобными объявлениями. А где-то, в провинциальном городишке лежит на диване мечтательный российский паренек и читая эти объявления рисует в уме живописные картинки своего безоблачного заокеанского существования. Велик соблазн для простого российского рабочего паренька — посмотреть мир, усовершенствовать свой и ностранный язык, да еще и денег заработать. Выбирай страну на вкус и цвет и поезжай, работай себе, куй свое счастье, да рябчиков жуй. Много ходит противоречивых слухов вокруг закордонной жизни российских трудящихся. Одни говорят, что обман все это и мистификация, другие… Других я не встречал. Как то чаще попадаются преуспевающие программисты, бизнесмены, переводчики. Дипломаты неплохо живут за границей. Они-то не жалуются, а вот как рабочие? Страсть как хотелось поговорить с каким-нибудь вернувшимся оттуда рабочим, но они, как сквозь землю провалились. Поэтому решил ехать сам. Без ансамбля. Я решил побывать в шкуре того парня, который, бросив семью, друзей, отчий дом, пустился во все тяжкие на чужбине, где миром правит чистоган.

    Из всех чужбин предпочел я старую, добрую Англию. Язык ихний больно мне нравится. Да и музыка тоже. Если все это обман — хоть музыку послушаю, посмотрю на собор святого Павла, поброжу по Трафальгарской площади, да посижу где-нибудь на лавочке в Гайд-парке. Сказано — сделано. Я взял на работе отпуск и отправился по различным агентствам по трудоустройству меня за рубежом. Я их обошел с десяток. Условия у всех почти одинаковые. Необходимо собрать один и тот же пакет документов: гражданский и загран-паспорта, свидетельство о браке, о рождении детей. Если вы решили-таки ехать — будьте готовы к тому, что вам придется нарушить уголовный кодекс по статье 327 УК РФ (арест от 4 до 6 месяцев, лишение свободы до 2 лет) — подделка документов. Кроме документов от вас на отправку потребуется самое главное — около 2000 долларов.
    Если вы думаете, что нелегальным трудоустройством занимаются какие-то подпольные организации, то вы жестоко ошибаетесь. Все многочисленные фирмы и туристические агентства, которые я обошел имеют государственный сертификат на осуществление своей деятельности. Так что все законно. Или почти все!     Фишка в том, что вы изначально мы будем стараться обмануть англичан, а англичане — будут пытаться помешать нам в этом. Я еду в Англию, как простой российский турист и, соответственно, оплачиваю билет туда и обратно, чтобы они ничего не заподозрили. А туристы — народ богатый и я должен соответствовать этому имиджу! Необходима справка с места работы, в которой должен быть указан оклад не менее 500 долларов США. Такая справка обойдется в провинции от 300 до 500 рублей, а в Москве от 100 долларов. Почему так дорого? За конспирацию! Потому что, именно в эту организацию будут звонить из посольства для подтверждения правдивости сведений, указанных в справке. Вы должны сразу оговорить с руководителем этот немаловажный вопрос. В трудовой книжке должна стоять запись с этого места работы. Кроме этого вам придется потратиться на сотворение нескольких справок о том, то вы являетесь владельцем целого ряда недвижимости: дома, машины, квартиры. Кроме этого вам нужна сберегательная книжка, на которой должно что-то лежать. На всякий случай у вас еще должна быть при себе справка из обменного пункта о покупке не менее 1000 долларов. В посольстве Великобритании с почтением относятся к людям, имеющим счет в банке. Вот с таким нехитрым пакетом документов вы и должны явиться в агентство по трудоустройству. Там вы платите первоначальный взнос 50 долларов, подписываете договор об оформлении выездных документов и потом, лежа на диване с сигарой в зубах и бокалом шампанского в объятиях какой-нибудь крошки, пару недель ожидаете вызова в посольство Великобритании.

В посольстве все спокойно

А казачок-то — засланный!
    В посольство, ребята, надо одеваться презентабельно. Если у вас есть немятый, не сильно залитый соусом фрак и чистые носки — это та самая одежда, которая подходит для встречи с сотрудниками английских спецслужб. Я взял у приятеля галстук, свежую рубашку, пиджак с искрой, помылся, побрился, и, вскоре, отсидев каких-то пару часов в зале ожидания, был вызван к окошку. Там сидела такая проницательная английская старушенция в очках и молодчик-переводчик. Старушенция сразу заподозрила во мне засланного казачка и засыпала каверзными вопросами, способными загнать в угол кадрового разведчика. Почему я еду именно в Англию, а не в Габон или Месопотамию? Почему без жены и без детей? Где они? Что с ними? А мама? Где она? Кто такой Шекспир, Бенджамин Бриттен, Тони Блейер? Что я хочу увидеть в Лондоне? Каких я знаю английских художников и писателей? А что такое Конвент-гарден? Кто будет вас водить по Лондону? Кто главный в Англии? Где вы остановитесь? (на это случай агентство предоставило мне фальшивый документ о том, что место в гостинице забронировано!). Под градом старушкиных вопросов я стушевался, растерялся, как школьник, побледнел, стал отвечать невпопад, не в дугу, зачастую путая русские, французские и английские слова. Старушка все мои ответы заносила в компьютер и, в конце концов, тихо торжествуя на чем-то меня поймала и, извинившись, с улыбкой сообщила мне, что я должен буду прийти на повторное собеседование. Как я понял, такие пройдохи, как я Англии не нужны. Однако, у меня был еще один шанс. Я по такому случаю проштудировал энциклопедию и справочник по Англии.     На повторном собеседовании со мной уже беседовал мужчина лет пятидесяти. Он тоже гонял меня по вопросам Британской истории и культурны, по вопросам моей семьи и брака, чередуя свои собственные вопросы с вопросами прошлого допроса. Но я на этот раз был очень внимателен и сосредоточен, как Рихард Зорге. И когда английский мужчина сказал: "Все в порядке! Идите получайте вашу визу!", я не мог сдержать торжествующей ухмылки.     После этого я вернулся в агентство, заплатил 1000 за авиабилеты туда и обратно, и заполнил еще один договор об устройстве меня на работу в Англии, на сельскохозяйственной ферме. Там, в договоре был один пункт, который мне с самого начала не понравился. Он выглядил так: "Агентство оставляет за собой право вносить изменения в порядок трудоустройства и оплаты услуг по объективным причинам, исходящим от работодателя". Этому пункту еще предстоит сыграть свою зловещую роль в моей рабочей английской судьбе.
    Чтобы быть честным до конца по отношению к тому парню, который уезжает на чужбину в поисках счастья, я решил избавиться ото всех преимуществ, которыми я обладал на этот момент, и уже перед отлетом, в аэропорту, утопил в сортире все телефонные номера моих лондонских друзей и знакомых, которые я тщательно переписал перед отправлением. Тогда, я еще не знал, что делаю непростительную глупость.

Есть такой город — Лондон

    Первый удар пыльным мешком из-за угла, который преподнес мне Туманный Альбион, было то, что телефон человека по имени Юрис, который должен был меня встречать в Лондоне, не отвечал. Казалось бы мелочь, но представьте мое состояние: приехал я тайно поднимать сельское хозяйство Англии, пострадавшее от ящура, и стою, как тополь на Плющихе, в терминале аэропорта Хитроу, без адресов, без явок. Что делать? Куда идти? К кому обратиться? А ведь ночь уж близится, а Германа все нет!
    Я вышел на Пикадилли. В Лондоне уже вовсю буйствовала зелень. Аккуратные кустарники и лужайки радовали мой отвыкший от зелени глаз. Обменивая деньги в банке, познакомился с русским парнем Володей. Он жил в Лондоне уже два года. У него бизнес, какой, он почему-то не сказал. Однако оставил мне свой телефон. Прогулялся я немного по Green park, поглазел на англичан (давно не видел), потом сел в кафе под названием "El Parata", время от времени названивая Юрису по телефону-автомату, стоящему на стойке. Через часок-другой Юрис наконец-то ответил. Извинился, и пообещал, что через десять минут будет в кафе.
    Проходит десять, двадцать, тридцать минут. Час прошел. Нету Юриса. Встал я в сердцах и пошел восвояси. Только прошел метров двадцать, как вдруг кто-то отчетливо меня назвал по имени. Оглянулся — мужик стоит, в белой курточке. Выражение лица — русское. Наблюдал он, видимо, за мной, проверял, один ли я, не стукачок ли. Он был очень деликатен и предусмотрителен. Мы проехали на метро пару остановок, потом он подвел меня к джипу, в котором сидел кряжистый, стриженный паренек.
    — Брат мой. — представил Юрис его, хотя степень их родства меня интересовала менее всего.
    — С тебя 500 долларов. — по-деловому сказал брат.
    — Договаривались, вроде 400! — возразил я.
    — Все подорожало! Все! — В каком-то отчаянии воскликнул брат.
    — Безобразие какое! — растерянно бормотал я как Киса Воробьянинов, копошась в своих карманах в поисках денег. — Огурцы — пять копеек штука!
    Я так старательно играл лоха, что Сара Бернар, увидав мою игру, наверняка подалась бы в сферу интимных услуг сменщицей белья. Мы проехали на джипе миль эдак десять, потом меня пересадили в сиреневый "бьюик".
    — Так, это… Когда на работу выходить-то? — с детской непосредственностью спросил я на прощание Юриса.
    — В понедельник будет все ясно. — ответил он несколько расплывчато и добавил после паузы.  — Может быть…
    На прощание, для ускорения моего трудоустройства, я великодушно презентовал Юрису бутылку водки, предусмотрительно прихваченную с собой из России. На "бьюике" я ехал молча полчаса, после чего был пересажен еще в видавший виды "кадилляк". Водителя звали Юзек. Он был словоохотливый поляк.
    — Давай пятьдесят фунтов за квартиру. — весело сказал он.
    — А разве за квартиру не оплачено? — тревожно спросил я.
    — И еще двадцать фунтов за бензин. Девочка, кстати, нужна? — без всякой связи спросил он.
    — Сколько? — с напускной деловитостью полюбопытствовал я.
    — 100 фунтов.
    — А красивая?
    — О! — Юзека от нахлынувших воспоминаний стало колбасить так, что он чуть было не протаранил ехавшую впереди "Хонду".
    — Нет. 100 — это дорого. — с сожалением сказал я. — А за 50 есть?
    — Есть!
    — А эта красивая? — лучше бы я не спрашивал, ибо Юзека от восторга нахлынувших воспоминаний скрючило еще сильнее, чем от тех, что по 100. Он тут же стал торопливо набирать номер по мобильному.
    — Погоди-кося! — осадил я его. — А по 25 есть?
    — Нет. По 25 нет.
    — Жаль. — сказал я, с горечью в голосе. — Я люблю по 25.

Цыгане шумною толпой по старой Англии бродили

    Марек привез меня на окраину Лондона в Бакинг, на квартиру к венгерским цыганам. У хозяина квартиры, цыганского барона, было такое длинное, труднопроизносимое и странное имя, что я его решил называть про себя просто — Малькиадос. Малькиадос не говорил ни по русски, ни по английски. Он говорил только на своем тарабарском наречии — смеси венгерского, румынского, английского и цыганского.
    — Будешь каждую неделю платить ему по 35 фунтов. — сказал на прощание Юзек.
    Малькиадосу было лет пятьдесят. Это был кряжистый и прочный цыганский барон. Ходил он всегда исключительно в белоснежной рубашке, как и подобает главе многочисленного цыганского рода. Род Малькиадоса жил на последнем этаже 11-этажной черной коробки. В квартире было пять маленьких комнатушек и одна большая. Сколько было всего членов в этой семье я так и не смог сосчитать, потому что время от времени приходили все новые и новые, а старые куда-то вдруг исчезали, чтобы потом вдруг появиться вновь и вновь. Спали цыгане по старинной традиции на полу.
    Моя комнатка, два на два метра, скудностью своей обстановки напоминала палату для буйнопомешанных. Кровать и тумбочка. Судя по некоторым неуловимым признакам, страсти в этой семье царили нешуточные. Двери моей комнатушки были тонкие и простреленные в нескольких местах, а из стены кокетливо торчала пуля калибра 9 мм. Среди ночи вдруг пришли полные жизненного оптимизма родственники с девчатами. Задушевная вегнерско-румынская музыка грохотала на полную мощность. Эти парни устроили настоящую дискотеку. До утра плясали, громко смеялись, а ближе к утру стали вдруг шумно размножаться, делать новых цыганят, со стонами, и присущим этому процессу кряхтеньем. Честно скажу, спал я плохо под этот чардаш любви.
    По утрам Малькиадос страшно блевал. Птицы по утрам поют, лошади ржут, а Малькиадос — блевал, издавая при этом страшные звуки, напоминающие крики, завершающие спаривание динозавров из фильмов Спилберга. В туалет стояла длинная очередь, и я, как всегда, был последним. Справить нужду в Англии стало для меня первоочередной проблемой. Я уж не говорю о том, что ни о каких постирушках вообще не могло быть и речи. Едва я только заходил в ванну, раздавался предупреждающий стук, что пора и честь знать.

Шерше ля фам, или лукинг форе умен.

    Как и положено рабочему пареньку, впервые попавшему в Лондон, едва только Аврора позолотила своими лучами верхушки деревьев, я, прихватив с собою одну пачку презервативов (думаю, на первый раз хватит), отправился на осмотр достопримечательностей столицы Англии. Смотреть в Лондоне есть на что. Но не буду на этом останавливаться, поскольку о достопримечательностях вы можете подробно узнать из справочников и каталогов. Скажу только: что один лишь речной круиз на экзотическом пароходе по речке Темзе обошелся простому российскому пареньку в 30,5 фунтов стерлингов (это немаловажный факт для понимания дальнейшей истории российского паренька). Целый час простоял я у дворца на Klevlend Row, зачарованный замысловатым танцем часового гвардейца. Гвардейцы там не просто стоят, они — танцуют. Так вот этот паренек настолько увлекся своим танцем, что похоже отошел от английской традиции и добавил в него свои элементы, способный потрясти даже искушенного Гидеминоса Таранду. Туристы подходили к нему, обнимали, фотографировались рядом с ним. Потом я бродил по собору святого Павла и даже послушал пение знаменитого тамошнего хора. Справил малую нужду в подземном туалете этого памятника культуры конца XVII века, а потом посидел в кафе. Народы всех стран сидели на ступеньках собора, вкушали крекеры, чипсы, попкорн, курили, пили пиво и наслаждались божественным ощущением старины.
    Под вечер, я, проголодавшись, забрел в небольшой ресторанчик "Бешеная лошадь" близ Лондон-стрит. Заказал себе скромный постный английский ужин: филе вяленной трясогузки с мелкорубленными стручками маринованного дрока, горячие чипсы под соусом с фасолью, почки жирафа и бокал вина. Проницательная тетушка Сьюзи, подавая мне вино, спросила:
    — Откуда ты, приятель?
    — Из Москвы, — ответил я гордо. Вскоре все посетители "Бешеной лошади" знали, что я из Москвы. Через десять минут ко мне подсел рыжий мужик лет пятидесяти.
    — Я — Джерри! — представился он. — Из Ирландии. Ты был когда-нибудь в Ирландии?
    — Нет, но зато я читал Джойса.
    — Не слыхал о таком! — признался Джерри. Пришлось мне в двух словах пересказать ему "Улисса". Джерри этот роман очень развеселил. Он поклялся, что обязательно прочитает его. Сам он жил в Англии лет двадцать пять. Работал газонщиком. Два года назад похоронил жену.
    Я сказал ему, что ищу работу музыканта-гитариста, и через некоторое время весь ресторан знал, что я ищу работу музыканта. Ко мне подсаживались разные люди, чтобы поболтать о музыке, а один парень написал адрес театра на Бродвее, в который мне следует обратиться. (Лондонский театр на Бродвее, оказывается, находится в районе Barking, North Circular Road) Там, говорят, всегда требуются гитаристы. Потом подходили другие парни, спрашивали, почему такая большая, гордая Россия не может победить маленькую Чечню. Следят, стало быть, за политикой. Я в свою  чередь живо интересовался, как же они теперь будут жить без говядины.
    Вскоре снова подошел Джерри, но уже в качестве свата.
    — Саша! Тебе нужна подружка. Ты не можешь быть один.
    — У меня не так много денег. — слабо возразил я.
    — Это ничего. — сказал он и через минуту привел за мой столик худенькую коротко стриженую женщину лет сорока. Одета она была в черный брючный костюм.
    — Это Джули! — сказал он. — Поговори с ней.
    — Привет Джули, — сказал я и сразу перешл к делу — Мне негде сегодня ночевать.
    — Можешь ночевать у меня. — просто сказал она. Джули жила одна вот уже пять лет. Она была разведена. Двое ее детей: мальчик и девочка, жили с бывшим мужем. У Джули были плохие зубы, да к тому же — не все. Но дареной лошади, как говорится в Англии, в зубы не смотрят. После второго бокала она сняла пиджак и осталась в одной майке-безрукавке. На запястье у нее была красивая цветная наколка: хризантема в бокале.
    — У тебя грустные глаза! Смотри, какая у меня грудь! — похвасталась она. — У меня все тело очень красивое. Ты будешь доволен.
    — Я знаю.
    — Ты веришь в Бога? А чем ты занимаешься в Москве? А у тебя есть семья? А я почти два года училась танцам.
    "В любом случае, она лучше цыгана, — подумал я. — Хоть помоюсь у нее по-человечески".
    Я с несвойственным мне практицизмом подумал, что это совсем неплохо первое время пожить у этой девчонки: пудинг с горячим кофе по утрам, "Монинг стар", телевизор, домашние тапочки.
    — Только ты возьми вина и что-нибудь поесть, — попросила она, когда мы наконец-то покинули бар. — А то у меня совсем пусто.

далее


 


Оставить комментарий

Ваше имя:
Текст сообщения:
(2500 символов),
HTML теги не пройдут
Защита от спама    7+4=




© 2007-2018 гг. Задворки русской души. Сочинения, пародии, юмористические рассказы.

Рассказы

Аномалия
Вызов "на дом"
Необычное меню

Города и люди

Турецкие записки
Я приехал в Голливуд
Контрасты Венесуэлы

Крупный юмор

ZOPA - фантастика
Странник - роман
Звездная Заря

Разное

Шутки про Сбербанк
Приколы из жизни
Опыт общения с ДПС