Сочинения, пародии, юмористические рассказы
Главная страница Обратная связь
логин     пароль          Регистрация | Сброс пароля

Рассказы
Смех без правил
Похождения
Фантастика
Города и люди
Крупный юмор

Нержавеющая гофрированная труба цена читайте здесь.


Оглавление

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV


   
Подраздел: Dark side of London

Часть IV

опубликовано: 23.01.2008

Передовик капиталистического соревнования

Когда домой придешь в конце пути — свои ладони в Темзу опусти
    Сказать, что после моего прихода дела у хозяина резко пошли вверх, было бы большим преувеличением. Я чувствовал, что толку от меня было мало. И, честное слово, мне было неловко. Эти парни сами легко справлялись с этой работой. Я был лишним на этом празднике труда. Поэтому в один прекрасный момент в городке Gravesend, стоявшем на берегу Темзы-матушки меня легко отдали другому хозяину, которому не хватало умелых рабочих рук. У этого хозяина был огромный автодром. Наша задача с рабочим пареньком по имени Эндрю, уложить ровную о снову, опалубку, которую потом накрыть металлическими листами 2х2 метра. Основу я с грехом пополам уложил, но когда стали носить тяжеленные листы, я понял, что судьба подкинула мне еще одно тяжелое испытание невыносимым капиталистическим трудом. Посмотреть, как работает русский, сбежались работники со всего парка. Комизм ситуации заключался в том, что Эндрю был крупным молодым малым, двухметровым жеребцом, из которого энергия била ключом, а я маленьким-худеньким, изнуренным голодом и болезнью российским мужичком. Эндрю легко вырывал лист из пачки, хватал его и несся вприпрыжку по полю. Я едва успевал подхватить лист с другой стороны и спотыкаясь и шатаясь из стороны в сторону, словно гуттаперчивый Пьерро волочился за ним, норовя упасть и уронить металлический лист себе на ноги. Первыми сдали мои пальцы. Они не могли держать тяжелый лист. И однажды я-таки уронил лист. Эндрю грязно выругался, а публику это весьма развеселило.
    — Дай передохнуть! — облизывая пересохшие губы, попросил я.
    — Мы так до ночи будем укладывать! — возразил Эндрю. И мы снова бежали за очередным листом. Сердце мое отчаянно колотилось в груди, норовя выскочить навсегда. Нелепо было бы умереть здесь, на английской земле, в никому не нужной попытке доказать неизвестным, чужим, безразличным тебе людям, что ты сильный и мужественный. Я просил у Бога сил, чтобы не доставить радости охочей до забав английской публике, и не упасть в грязь лицом. В какой-то момент, я понял, что эти силы пришли ко мне и я не упаду. За мной стояла моя родина — Россия. Я вдруг понял, что это не простой звук, и не старая отцовская буденовка, что где-то в шкафу мы нашли. Так, наверное, чувствуют себя спортсмены на международных соревнованиях. Стиснув зубы, я подхватывал железяку и бежал за Эндрю. Пот стекал с меня градом. Иногда прохладный ветерок с Темзы приносил мне какое-то облегчение. "Ветер с Темзы дул! Ветер с Темзы дул! Навевал беду!" гудел в голове навязчивый мотив. Это был какой-то нелепый, неравный и жестокий поединок двух неплохих в сущности наций.
    — Ты в норме? — спрашивал меня всякий раз мой напарник.
    — Не волнуйся! — отвечал я.
    — Мне кажется, что ты сейчас упадешь! — сказал мне Эндрю.
    — Не дождешься. — отвечал я. Эндрю в эти моменты чувствовал себя Богом. Его прямо-таки распирало от гордости.
    "Ничего! — думал я с некоторым злорадством, — я вот сейчас отработаю и уеду в Москву, где буду сидеть в офисе в белоснежной рубашке (кстати, надо непременно купить!), а ты будешь всю жизнь таскать свои железяки!"
    В какой-то момент публика, видимо, почувствовала, что мне приходит конец, и несколько добрых английских парней подключились к нам, и помогли уложить весь автодром листами. Я, шатаясь спустился к Темзе и, бессильно рухнув на мокрую гальку, опустил в прохладную воду пылающие огнем ладони. Мне показалось, что ладони зашипели и от них пошел пар.

Хорошего труда понемногу

Не трудом единым жив человек
    После такой невероятной трудовой вахты я твердо решил покинуть этот лагерь труда и отдыха. Если учитывать, что по ночам мои молодые друзья почти не спали, а курили дрянь и веселились, если можно назвать весельем постоянное юмористическое обыгрывание громкого передежа и перманентного лукуллова пиршества, то это не имело ничего общего с моими мечтами о чистом деревенском воздухе и общении со свинюшками. Иногда в маленький трейлер набивалось десять человек. Я физически устал от такого веселья, от бессонницы и тяжкого физического труда. Я гораздо уютнее чувствовал себя в России, за компьютером. К тому же мои напарники зарабатывали в день до ста фунтов, а я лишь — 15. Ясное дело, что те люди, что брали меня на работу — сильно рисковали. Их могли и оштрафовать и лишить лицензии. И дали они мне возможность заработать не потому, что испытывали острую нужду в рабочей силе: им было жаль меня. Но, запомните, парни: в Англии, есть кому выполнять трудную, неквалифицированную работу! И безработица у них в регионах — тоже есть! Нас здесь не ждут! Мы здесь всегда будем чужими и лишними!
    Я объявил ребятам о завершении трудовой вахты. Мы устроили небольшую прощальную вечеринку, которая, впрочем, мало чем отличалась от не прощальных. В самый разгар к нам в трейлер зашел мой угнетатель, капиталист Скотт.
    — Уезжаешь? — спросил он меня.
    — Уезжаю, Скотт! — ответил я смачно произнося его имя, без всякой грусти. Паренек помялся некоторое время, потом спросил.
    — У тебя зажигалка есть?
    — Нет! — торжествующе ответил я. — Ты будешь смеяться, но зажигалки у меня как раз и нет!

где можно взять в долг деньги под расписку от частного лица срочно

    Тогда Скотт вытащил из кармана красивую зажигалку и протянул ее мне.
    — На вот. Это настоящий "Ронсон"! — взволнованно сказал он. — Возьми на память! Она совсем новая! Ее только надо заправить бензином! Она будет долго служить!
    От неожиданности я смутился и покраснел. Глаза мои заблестели предательским блеском.
    — Ты — классный! — дружески хлопнул меня по плечу пацан и выскочил из трейлера. Нет! Определенно, эти англичане, замечательные ребята! Зря я так на них в начале!

Нищета хуже воровства

    Утром я сел на автобус и доехал до Ромфорда. Оттуда на электричке до Лондона. В Лондонской электричке было неприлично тихо: никто не предлагал мне фламастеров, гелевых авторучек, средств от тараканов, надувных шариков, средств от облысения. Не было там и нищих. Кресла были мягкие, обитые яркой материей. Половина моих заработанный невыносимо честным трудом пришлось потратить на дорогу. Правда, я, с присущей всякому русскому, любящему быструю езду, изобретательностью, решил хоть немножко обмануть правительство Ангнлии. Я взял билет до Стретфорда а сам доехал до Ливерпуль-стрит. На одну остановку больше. Эта хитрость обошлась мне еще в четыре фунта. Там стоят такие хреновины, куда ты суешь свой проездной билет и они тебя пропускают. Я сунул свой — однако створки не открылись. Напрасно я объяснял служащему, что я сам я не местный, что у меня украли деньги, что я давно не ел, что я случайно заснул и проспал остановку. Пришлось мне кроме стоимости билета доплачивать еще и штраф. Никогда, слышите, никогда не пытайтесь обманывать английское правительство!
    Сверкали огнями витрины магазинов и ресторанов. Ароматы вкусной и здоровой пищи приятно будоражили воображение. Появились первые нищие. Кстати, среди нищих и бомжей Англии вы не встретите инвалидов с обнаженными культями, с обезображенными проказой лицами, без рук, без ног. Там существует программа по защите инвалидов. Все нищие и бомжи прекрасно себя чувствуют. В центре был уже совсем другой сорт бомжей. Во-первых это были молодые люди и выглядели они достаточно стильно. Они лежали на тротуаре, накрыв свои ноги мешковиной и смотрели на прохожих как-то уж требовательно, чтоли? И прохожие подавали им! Никогда я не видел центровых нищих, роющимися в мусорных контейнерах. Это была бомжовая элита. Они курили не бычки, а сигареты. С одним из них, пареньком из Осло, по имени Кевин, я познакомился и разговорился. Мы сидели с ним на тротуаре перед магазином на Portland Place и курили его сигареты.
    — Наша жизнь — это философия. — рассуждал он. — Благодаря мне, эти люди считают себя щедрыми и великодушными. Они чувствуют себя благополучными, только благодаря мне. Спасибо! (это ему подали!) Я им помогаю каждый день ценить свое счастье. Представь, у человека какие-то неприятности. Жена ушла. Друг предал. А вот он подал мне и подумал: Слава Богу, что я не сижу вот так. У меня все хорошо.
    На Piccadilly Circus очень оживленно, звучала музыка, сирены полицейский автомобилей, смех, пьяные крики. Там было много уличных музыкантов и танцоров. Африканцы били в там-тамы и плясали румбу. Целый час я слушал виртузоную игру уличного гитариста-негра. Это был потрясающий концерт. Этот парень исполнял классический репертуар на электрогитаре и играл не хуже Игви Мальмстина. Для чистоты эксперимента я, выбрал место пооживленней, сел на тротуар на свой рюкзак, положил перед собой свою кожаную кепку и стал ждать. За час мне подали всего четыре раза. Получилось в сумме 3 фунта. Дольше сидеть было холодно. У меня не было рогожи, чтобы укрыться.
    Незаметно пришла пора мне спать. И я отправился по High Holborn к st. Paul Cathedral. Было уже около часу ночи, когда я робко стал стучать в двери собора. Никто не открыл мне. Но зато я увидел полицейского, приближающегося ко мне, несмотря на холод, в одной белоснежной рубашке. Я решил не испытывать судьбу и быстро удалился от двери. Я несколько раз обощел st. Paul Cathedral и нашел несколько удобных мест для ночевки. Одно из них — густые кустики под скульптурой лежащего на земле апостола Павла. Там я на некоторое время прилег, но заснуть не смог, потому что было зябко. Я понял, что совершил ошибку: в центре меня никто не пустит в церковь. Но в Ilford возвращаться было уже поздно. До утра, чтобы не замерзнуть, я добросовестно бродил по центру Лондона, время от времени присаживаясь на лавочки, чтобы дать отдохнуть ногам. А утром, совершенно обессиленный, я поехал в аэропорт Heathrow и заснул там мертвецким сном в четвертом терминале в зале прибытия.
    На следующий день "Боинг" уносил меня на Родину из красивой и сытой Англии. Я дурно пах, но был счастлив, оттого, что через пару часов приму ванну и стану нормальным, чистым и сытым человеком. Быть бедным скверно в любой стране. Я понял одну важную вещь, друзья. Счастье надо строить на Родине. Среди своих. Там мы никогда не станем родными. А работы у нас на всех хватит!

¤ В Англии цена за чек Joint (марихуаны) — 10 фунтов.
¤ 100 долларов равны 63 фунтам.
¤ Стоимость проезда по городу на автобусе и метро — 70 пенсов.

 


Оставить комментарий

Ваше имя:
Текст сообщения:
(2500 символов),
HTML теги не пройдут
Защита от спама    4+9=




© 2007-2018 гг. Задворки русской души. Сочинения, пародии, юмористические рассказы.

Рассказы

Аномалия
Вызов "на дом"
Необычное меню

Города и люди

Турецкие записки
Я приехал в Голливуд
Контрасты Венесуэлы

Крупный юмор

ZOPA - фантастика
Странник - роман
Звездная Заря

Разное

Шутки про Сбербанк
Приколы из жизни
Опыт общения с ДПС