Сочинения, пародии, юмористические рассказы
Главная страница Обратная связь
логин     пароль          Регистрация | Сброс пароля

Рассказы
Смех без правил
Похождения
Фантастика
Города и люди
Крупный юмор

Аквапарк стоимость большой аквапарк.


Оглавление

Пролог
Дора
Уроки жизни
Рита
Работа
Первый облом
Здравствуй, родина! и прощай…
Сладкие объедки прошлого
Возвращение звездного брата
Пустыня
Машка
Дора
Рита


   
Подраздел: Странник - роман
скачать zip архив

Первый облом

опубликовано: 23.01.2008

Пью старинное вино,
ясноглазую целую.
Будь что будет – все равно
Веселюсь напропалую!
И пока не порвалась
бытия живая нить,
Полон жажды, буду пить
Эту влагу золотую.

(Абу Нувас. 756 – 813 гг)

   Рита появилась в номере во всем своем великолепии в самый неожиданный момент, когда я, измученный воздержанием и пятичасовой прогулкой по пресловутому Бандар-Сери-Бегавану, изнуренный бессмысленным шопингом и купанием в огромном бассейне, заправленный чуть ли не галлоном различных сортов брунейской водки, предавался невинным ласкам со случайно зашедшей в мой номер очаровательной смуглянкой индианкой-рецепшен Асмой.

   Продолжайте, поручик! – сказала Рита мне с такой иронией, что я, растерявшись, вместо теплого русского приветствия стал заплетающимся языком пытаться объяснить ей, что , мол, де, не виноватый я, она, де, сама пришла! Но Рита, пожала плечами, взяла привезенный мною кейс с бумагами и гордо вышла из номера. Я побежал было вслед за ней, но был остановлен ее холодным и резким взглядом.

    – У вас ширинка расстегнута! – сказала она возле лифта.

   Вот так вот! У вас! Мы теперь снова на "вы"! Я не предполагал, что она такая ранимая! Судьба неожиданно повернулась ко мне задом. Впрочем Зад у судьбы был вовсе не так уж плох! Можете представить, какой у моей судьбы тогда – перед! Любовные игры пришлось отложить до вечера. Мой малайский мне пригодился.

   Три дня в Брунее я провел в одиночестве (чего не скажешь о ночах!). Но не нужны мне были разноцветные брунейские девки, не нужны мне были компанейские брунейские пацаны. Я в тоске обошел все бары в радиусе десяти километров от отеля. Я перезнакомился со всеми барменами и брунейскими девчатами, практикуясь в малайском языке. Я перепробовал все напитки свыше двадцати градусов. Но Риту я упустил. Она, по всей видимости, предавалась пороку с какими-то брунейскими парнями. Зачем ей, талантливой представительнице элиты российского бизнеса, гордости отечественной экономики, сопливый российско-арабский педофил? Я явно переоценил свое значение в развитии экономических отношений Востока и Запада.

   Она позвонила мне как-то на рассвете, была очень предупредительна и мила.

    – Санек! Я тебе не помешала? Не отвлекла от дела?

    – Нет, что ты… Я… Я уже закончил…

    – О!? Так быстро? Я рада за тебя! Жду тебя в аэропорту в шесть часов! Проводишь меня.

    – Слушаюсь! – сказал я, немного недоумевая по поводу того, что она так быстро и спокойно покидает меня в чужой стране, так и не предавшись со мной пороку.

   В аэропорту ее сопровождали четыре крупных индуса и один чистокровный негр, не оставляющий своим видом никакого сомнения в своем африканском происхождении. И тут-то Рита совершенно меня потрясла.

    – Позвольте вам представить моего друга и компаньона, господина Ису Муштахади, – сказала она, глядя на меня с известной долей только нам понятной иронии, на чистом английском языке с прекрасным йоркширским произношением, едва ли не выдающим в ней резидента английской разведки, уроженку Бернингема, внучатую племянницу лорда Баскервилля.

    – Он встретит, оформит документы и доставит группу… без меня, – добавила она.

   Мужики ласково заулыбались и крепко пожали мне руку, юному компаньону и другу столь влиятельной госпожи.

   В ожидании самолета, в баре, мы сидели и молча курили. Я молчал, потому что чувствовал себя описавшимся пуделем, ожидая, пока хозяйка не потреплет меня дружелюбно по спинке, чтобы завилять хвостиком, высунув язык. Кстати – о языке. Я спросил ее по-английски :     – Как прошли переговоры? Отсутствие переводчика не очень отразилось на их результатах?

    – Нет. Мне пришлось обойтись своими скромными познаниями. Мой переводчик был слишком занят.

    – Если вы не против, я закажу что-нибудь выпить… Знаете, что-то сушит…

    – Я вас понимаю… – Она вдруг стала строгой и перешла на русский.

    – А вообще, Саша, я не хотела вам омрачать ваше первое путешествие, но мне показалось, что вы проявили себя не с лучшей стороны. Надеюсь, что это было нелепой случайностью.

    – Да, Маргарита Владимировна.

    – Вы просто немного опьянели от блеска и великолепия этой страны!

    – Еще как опьянел! Вы же видели! Будьте любезны! Два стаканчика арака, пожалуйста! – сказал я бегло на чистом малайском языке курчавому бармену, застывшему возле нас в ожидании. Рита с уважением посмотрела на меня и сказала уже мягче :     – Можно просто – Рита.

    – Что это? – спросила она, сделав осторожно маленький глоток.

    – Пальмовая водка, – ответил я небрежно. Я был уже большой дока по части малайских напитков. – А что там за туристов я должен встретить?

    – Вкусная! – сказала Рита, причмокивая, словно дегустировала новый сорт мороженого. – Ты, Саша, должен встретить наших российских туристов, которые приезжают сюда послезавтра из Бирмы, по линии нашего туристического агентства..

   Я был, конечно, несколько удивлен таким поворотом дела, поскольку всегда считал, что мы занимаемся медицинским бизнесом, поставками медицинского сырья и оборудования, импортом и производством лекарств, аптеками… Хотя туризм и медицина всегда шли в этом мире рука об руку, нога об ногу… И вообще – какое мне дело… Туристы так туристы. По крайней мере – еще пару дней пожить на халяву в Брунее еще никому не вредило!

    – Их будет четыре человека. Потом будет еще две группы.

   Одна прилетает двадцать шестого сентября, то есть через десять дней! Другая – десятого октября.

   Я от счастья, переполнявшего меня, заказал еще водки.

    – …Но они прилетят из Тимора. Ты, Саша, пока будешь жить здесь, мне показалось, что тебе здесь в общем-то неплохо…?

    – В общем-то да… Мне даже порой кажется, что я в прошлой жизни был брунеец!

    – А что? Возможно! Ты очень похож на одного моего знакомого… – загадочно сказала она.

    – Он – тоже брунеец?

    – Такой нации нет – брунеец! Он – ибан. А ибан это – одна из народностей Брунея. – Она как-то тяжело вздохнула, очевидно, вспомнив своего подлого красавца-ибана, который, по всей видимости, обесчестив ее когда-то, вероломно покинул. – Отдыхай, Саша, наслаждайся жизнью… Здесь очень хорошо. Я сюда часто приезжаю, Возьми напрокат машину, покатайся по городу, чтоб он стал тебе родным… Тебе придется сюда не раз еще возвращаться… А их – туристов – доставь на базу. Это не доезжая Серио. Я вот здесь тебе все написала. Там тебя встретят вот эти ребята, что провожали меня… Их шеф – Хасан Саддиях. Ты с ним только что познакомился. Передашь ему путевки и страховые полисы. Когда сдашь вторую группу… Когда доставишь ее в комплекс… Можешь возвращаться. Постарайся не задерживаться. Потому что ты мне нужен на Родине! Да и еще… Хасан Саддиях должен мне передать через тебя довольно крупную сумму. Сто тысяч американских долларов. Тебе не обязательно везти их в Россию. Откроешь счет в Кристиан Банке. Тысячу долларов возьми себе на расходы.

    – На чье имя открыть счет?

    – На свое, Иса… На свое… – Она улыбнулась своей загадочной улыбкой и, клянусь Богами, проникновенно и очень интимно и даже ласково пожала мне руку. – Я тебе полностью доверяю. Если быть совсем точною – я доверяю только тебе!

   Я чуть было не вытянулся во фронт. Я готов был служить своей госпоже, готов был немедленно отдать за нее жизнь и даже оглянулся по сторонам, не собирается ли кто отнять ее у мой Богини! Никто! Ни одна душа! Лишь какой-то старичок негр с улыбкой наблюдал за мной. А может, мне просто показалось. Так искренне и проникновенно она произнесла последние слова.

    – Да. Но для того, чтобы тебе открыть счет, нужны некоторые формальности. Саддиях оформит тебе фиктивный брак с гражданкой Брунея. Тебя это ни к чему не обяжет! Ты не против?

    – Ну если я не против того, что я теперь Иса, то какая-то неведомая жена мне не повредит. И вообще – жениться мне пора!

   Я, совершенно умиротворенный, гордый от осознания собственной значимости и огромного человеческого доверия, проводил ее на посадку. А на прощание… На прощание Она меня поцеловала в щеку! Очень нежно… Во как! И я готов поклясться своими ушами, что это был не просто дружеский поцелуй!

   Самолет компании Ройал Бруней Аэрлайнз унес мою прекрасную госпожу в далекую Россию, а я остался на чужбине, предоставленный самому себе.

   Я вел весьма размеренный образ жизни, которому меня теперь обязывал мой статус представителя крупной российской туристической компании "Ра". Я пил не более бутылки пальмовой водки в день, купался в Китайском море, ловил рыбку, играл в теннис и футбол со своими новыми приятелями Саидом и Ахмадом, и, главное, изучал помаленьку малайский язык со своей малайской девушкой Муфидой. В конце концов я даже начал потихонечку почитывать шаиры Раджи Али Хаджи и хикайяты Абдуллаха ибн Абдулкадира. Я научился есть палочками и стал завсегдатаем кино и представлений малайской классической драмы "Майонга". Я полюбил эту дивную страну и ее приветливых парней и девчат! Разъезжая по столице на мощном "Паджеро", даже пару раз заплатил штраф полицейским за нарушение парковки. В общем, стал простым обывателем Брунея.

   Первую группу из четверых русских я встретил безо всяких приключений. Два парня деревенского вида, лет по тридцать каждому, и две девчонки, крашеные блондинки, чуть постарше меня. Трудно было в них заподозрить людей состоятельных. Выглядели они удручающе убого. Я-то в то время считал себя уже состоятельным и на одежду денег не жалел. Меня в то время уже было трудно отличить от местного жителя. Я и в простой-то жизни мало на русского похож, в тут я здорово почернел, забурел, приоделся. Поэтому, когда я их встретил в аэропорту с плакатом на груди: "Россия, фирма "РА", и тепло приветствовал на хорошем русском языке, они были немало удивлены моему чистому произношению. Я не стал их разочаровывать. Слегка задаваясь (так получалось), повез их в туристический центр, за город, в Серио. Перед этим, я, конечно, немного повозил их по столице, показал достопримечательности, ну и, в основном, продемонстрировал свою компетентность по части спиртных напитков.

   Господин Хассан Саддиях встретил меня радушно в своем офисе, расположенном в огромном туристическом комплексе, с красавцами корпусами, бассейнами и аквапарками. Он выскочил сам мне навстречу и обнял, как брата. Мне было лестно. Это был тот самый мужик, который провожал со мной Риту в аэропорту. Он был, конечно, красавец, этот Хасан. Радж Капур! И уж несомненно – не беден! Наверняка это он осквернял мою возлюбленную все три дня.

   Я заполнил какой-то документ, в котором на английском языке внес все данные о моих туристах (парни были из Перми, а девчата с Дальнего Востока. Из Находки), потом попрощался со всеми и поехал в ночной клуб немного оттянуться.

   Но вот с другой группой у меня случился казус. Их было четверо: трое мужчин и девушка. Все какие-то напряженные и стремные. Хмурые такие! Один мужик, лет сорока, с первых же минут стал вести себя просто вызывающе. Просто как хам какой-то!

   Вы, – спрашивает он меня напрямик, – русский?

   Вопрос, прямо-таки для меня столь же неприятный, сколь и неуместный.

   Он меня с детства мучил, вопрос моей национальной принадлежности.

    – Да, – ответил я как-то робко, не очень уверенно. Как-то неубедительно. Наверное и глазки забегали.

    – Вы тут главный? – спросил он меня, когда я представился.

    – Нет, – ответил я скромно. – Есть и главнее меня. К сожалению. Тут всеми делами султан заправляет.

    – Мне нужно поговорить с главным представителем туристической компании "Ра".

    – У вас есть какие-то претензии?

    – У нас есть вопросы. – Мужик смотрел на меня с нескрываемым подозрением и какой-то неприязнью, хотя мы виделись всего несколько минут.

    – Я отвечу на ваши вопросы. Пойдемте к машине.

   Всей гурьбой мы отправились к моей машине.

    – У вашей компании тут есть представительство? – спрашивает мужик, когда все уже сели в машину. Сам он стоял возле меня и не садился.

    – Да. Я представитель нашей компании, – ответил я уже немного раздражаясь.

    – А наше Российское посольство где?

    – Мужчина, – я начал нервничать, – вы объясните мне ваши претензии, и я вам отвечу на все ваши вопросы. Садитесь. Нас ждут!

    – Я никуда не поеду! – вдруг отвечает мне мужик. Глаз у него задергался.

    – Вас кто-то обидел в дороге? – я постарался взять нужный вежливый и спокойный тон.

    – Нет. Но мне непонятно. Почему нас сюда привезли?

   Я ему говорю как можно оптимистичнее :     – Это – Бруней! Сказочная страна! Я живу здесь уже давно и только рад, что попал сюда. – Меня это не интересует, чему вы тут рады. Вы объясните, почему нас сюда привезли?

    – А куда вы хотели? В

   Гондурас?

    – Миша! Поехали же! – Поторопил его товарищ.

   Но Миша уперся рогом, и ни в какую! Отвезите его в российское посольство, и все тут!

   Тогда я сказал :     – Знаете что! Миша! Садитесь и поехали! Моя

   задача вас встретить и отвезти на место, в туристический комплекс, от одного только вида которого у вас пропадут все вопросы! Садитесь и поехали! Все вопросы на месте! Непосредственному начальнику господину Хасану. Он мужик с понятием он вам все расскажет и покажет.

    – Миша! Поехали же! – это уже девушка сказала. Ей, видимо, не терпелось поскорее окунуться в неведомый экзотический, манящий, порочный мир брунейской жизни. В том, что жизнь здесь полна сладкого порока, она, несомненно, прочла в моих искренних и манящих взглядах.

   Знаете, вот попадутся в группе такие дошлые, все им объясни и покажи! Уже тогда, в далеком Брунее у меня возникали смутные подозрения по поводу законности нашего туристического бизнеса, но они как возникали, так и пропадали в просторных водах океана моих затуманенных пальмовой водкой мозгов. Я проводил их в офис Хасану, который встретил меня с такой торжественностью и почетом, что мне показалось, что мы стали с ним как бы роднее и ближе. Он обнял меня, с трудом, видимо, сдерживая слезу умиления. Прижал к своему сердцу, как сына. Посадил всех в кабинете в мягкие кресла, хлопнул в ладоши, топнул ножкой, и слуга в чалме внес поднос, уставленный стаканами с соком. Я, как и в прошлый раз, заполнил документ на всю группу. (Девушку звали Таня. Она была студенткой из Калининграда), после чего мы с Хасаном вышли в другую комнату. Там он достал из сейфа небольшой кейс, такой же "с каким я приехал в Бруней, и отдал мне его.

    – Можете не считать, Саша! – сказал он ласково. – Здесь ровно сто тысяч!

    – Ну чтож! Не считать, так не считать!

    – Там один турист, самый старший, несколько встревожен тем обстоятельством, что он оказался в Брунее, – предупредил я Хасана.  – Он понимающе кивнул :     – Ничего. Это иногда бывает. Страх перед

   чужой страной. Перед неизвестностью. Русские очень подозрительны, хотя и не всегда осторожны!

   Это он мне говорил – русскому!

   Рассказывал, какие они – русские!

   Прощаясь со своими русскими земляками, я незаметно сунул девушке Тане кусочек бумаги с моим гостиничным номером телефона. Возможно, это непредвиденное приключение заставит меня несколько задержаться в этой стране.

   Вечером я с нетерпением ждал звонка Танюшки, но, видимо, настойчивость тамошних кавалеров, ибанов, даяков и кадаянов, налетевших на бедную русскую студентку, помешала ей в тот вечер предаться пороку со мной. И напрасно!

   Всю ночь я бездарно квасил с моим приятелем

   Рашидом, администратором теннисного корта, потом, словно сквозь туман, помню: поехали к нему с какими-то двумя китаянками, и под утро я каким-то сказочным образом, на полном автопилоте, уже оказался с вещами в аэропорту. Рашид заботливо провожал меня чуть ли не до самого трапа. Продираясь сквозь дырявую пелену моих воспоминаний, я все же обнаружил, что русская девушка Таня мне все же звонила в ту ночь. Но память застенчиво отмахивалась от этого воспоминания. Наверное потому, что оно было не совсем приятным… Ведь я тогда струсил. Элементарно струхнул. Хотя оправдывал себя тем, что я просто был мертвецки пьян! Да нет! Не мертвецки был я пьян! Вовсе не мертвецки! Я был просто пьян. Я просто хотел спать! Тизбах ала хир! Спокойной ночи!

далее


 


Оставить комментарий

Ваше имя:
Текст сообщения:
(2500 символов),
HTML теги не пройдут
Защита от спама    7+6=




© 2007-2018 гг. Задворки русской души. Сочинения, пародии, юмористические рассказы.

Рассказы

Аномалия
Вызов "на дом"
Необычное меню

Города и люди

Турецкие записки
Я приехал в Голливуд
Контрасты Венесуэлы

Крупный юмор

ZOPA - фантастика
Странник - роман
Звездная Заря

Разное

Шутки про Сбербанк
Приколы из жизни
Опыт общения с ДПС