Сочинения, пародии, юмористические рассказы
Главная страница Обратная связь
логин     пароль          Регистрация | Сброс пароля

Рассказы
Смех без правил
Похождения
Фантастика
Города и люди
Крупный юмор



Новинки

[12.04.2018] Мода на Викторию
Мода на Викторию

[03.12.2016] Леонарды да Винчи
Леонарды да Винчи

[29.11.2016] Вестминстерское аббатство, усыпальница королей.
Вестминстерское аббатство, усыпальница королей.



   
Подраздел: Искусство

Сказ о бедном писателе

опубликовано: 23.01.2008

    В одной стране жил да был бедный, но подлый писатель. Был он столь же беден, сколь и подл, низок, коварен, зол, мерзок. Он вечно ходил голодный и холодный и всегда и везде искал виновника всех своих неудач, неурядиц, жизненных коллизий и перетрубаций. Он лютой ненавистью ненавидел сытых и богатых и именно их считал причиной всех несчастий и пороков на земле. Если где-то случалось время от времени катастрофа или землетрясение, бедный писатель тут же начинал клеймить позором всех богатых и толстых. Он не мог спокойно пройти мимо какого-нибудь толстого богача, чтобы не заклеймить его позором. (Худым богачам тоже перепадало не меньше.) У него даже был специальный график клеймления позором. Просыпаясь в своей одинокой несвежей постельке, он первым делом глядел в график: кого он сегодня будет костить да поливать грязью. "Ага! Вот этого давненько мы не клеймили позором!" - говорил он, криво ухмыляясь, потирая от сладострастного предвкушения радости соприкосновения с позорищем очередного пасквиля свои нетерпеливые дрожащие потные ручонки.
    Обуреваемый чувством классовой ненависти и присущей этому чувству завистью, он изливал всю свою классовую желчь, обрушивал поток своего неистового негодования на всю российскую мафию, на всех предпринимателей и бизнесменов, на министров финансов и советников по безопасности, на премьер-министров и даже на самого Президента. Никакой управы не было на этого подлого, но крайне бедного писаку. Боялись его все финансовые воротилы и представители финансовой олигархической верхушки. Затевая в который разочередную антинародную акцию, они прежде всего думали о том, чтобы, не дай Бог, не узнал бы об этом бедный, но злой писателишка и не заклеймил бы их в очередном своем опусе, не вскрыл бы механизм преступной деятельности аппарата Президента да ненароком не докопался бы до коррумпированных депутатов Думы. Очень страдали богачи от бесчисленных, порой обидных нападок подлого, но бедного писателишки. Порой он их так допекал своими злыми острыми публицистическими выходками, что они вынуждены были надолго оставлять свою антинародную деятельность и предаваться внеочередному оттягу на Гавайях и Канарах, чтобы хоть немного прийти в себя…
    Подлый и нечистый на руку писателишка докапывался порой до самой сути богачей, вскрывал их гнилую сущность, уличал их в неблаговидной деятельности и связях с мировым жидомасонством. Он всегда и везде, где только мог, сеял смуту, противоречия, раздор, склоки, базары, разборки. Он рассказывал суровую и тяжелую правду-матку рабочим и крестьянам, бомжам и побирушкам об их нелегкой невыносимой доле. Он указывал им на неравенство и обман. Он призывал народы всей земли к новой жизни без богатых, но с ихним богатством. В стране зрела революционная ситуация. Низы уже не хотели жить по-старому, а верхи хотели. Такое вот было противоречие. И неизвестно, чем бы это все кончилось, но жил да был в этой стране другой писатель – богатый, но добрый. А он оттого был добрый и кроткий, веселый и нежный, что был всегда сыт, слегка пьян и нос в табаке. Бывалоча проснется он в своей мягкой широкой кроватке, откинет атласное одеяльце, перелезет через барыньку, подойдет к окошку, глянет на залитую солнцем лужайку под окном, на дворового мальчика, играющего с собачкой, вдохнет полной грудью, всплечнет восторженно ручками и воскликнет в сердцах: "Господи! Хорошо-то как!!!". Поплескается в фарфоровом тазике ключевой водицей и бегом к столу, писать о том, как хорошо кругом. Он любил всех: и бедных, и богатых, сытых, и голодных, мужчин и женщин, и обо всех писал хорошо. Он писал о том, какие бедные хорошие и благородные, воспевал их трудовой подвиг, восхищаясь их мужеством, усердием, трудолюбием, смелостью, отвагой, добротой и красотой их чувств, умением любить и быть любимыми. И бедные отвечали ему такой же горячей любовью. Они с удовольствием покупали его книжки и наслаждались чтением о себе, восхищались и радовались за себя, что они такие славные да пригожие.
    И богатые тоже с удовольствием покупали книжки богатого, но доброго писателя, чтобы с удивлением открыть себя с новой, неизвестной стороны. Они видели себя в произведениях этого писателя добрыми, мудрыми и могущественными, благородными, щедрыми, народолюбивыми, бескорыстными, чуткими и патриотичными, беспощадными к врагам родины, смелыми и решительными в борьбе за народное дело. Они узнали себя в героях романов, песнях и сказаниях, восхищались и умилялись, а порой визжали и плакали…
    А когда бедные читали про богатых, то они понимали, что богатые не такие уж и злые, жадные и подлые, как про них пишет бедный, но подлый писатель, что они такие же люди, как и они, бедные… Просто радости и горести у них другие, большие. И тогда бедные в который раз прятали в подвалы обрезы и пулеметы, и в который раз откладывали свержение ненавистного правительства. "Не такое уж оно ненавистное!" – думали они. – "Есть еще ненавистнее! Но ведь живут же люди и с такими!" И снова и снова бедные люди спускались в забой, становились к станкам, садились в киоски, ложились в больницы, чтобы снова и снова идти на трудовой подвиг во имя торжества справедливости на земле. А на следующий день они покупали книжки и радовались и за бедных, и за богатых. А книжки бедного, но подлого писателишки никто не покупал и уж тем более не читал, чтобы не портить себе и без того мерзкое настроение, не омрачать и без того мрачную и скорбную жизнь, чтобы не отравлять себе и без того отравленное существование. Да и сам подлый, но бедный псатель не читал своих книжек, потому что не мог без отвращения их читать. Он предпочитал читать жизнерадостные, чистые, полные любви и света книжки своего богатого, но доброго коллеги.

  А.Meшкoв

 


Комментарии

Всего 1, показаны с 1 по 1

   неКритик    [11.10.2009, 23:21]
энто графомания. Где тут про любовь? Где про смерть? Может конечно я чегото не понял...

Ник в ответ | Цитировать



Оставить комментарий

Ваше имя:
Текст сообщения:
(2500 символов),
HTML теги не пройдут
Защита от спама    8+9=




© 2007-2018 гг. Задворки русской души. Сочинения, пародии, юмористические рассказы.

Рассказы

Аномалия
Вызов "на дом"
Необычное меню

Города и люди

Турецкие записки
Я приехал в Голливуд
Контрасты Венесуэлы

Крупный юмор

ZOPA - фантастика
Странник - роман
Звездная Заря

Разное

Шутки про Сбербанк
Приколы из жизни
Опыт общения с ДПС